К истокам политики ядерного шантажа    0   215  | СЕРГЕЙ СТЕПАШИН: «МЫ СТАЛИ БОЛЕЕ СВОБОДНЫ, НО НАЧАЛИ ТЕРЯТЬ ЦЕННОСТИ…»    0   282  | "Урок кролика" и уроки истории    0   210 

ВОЙНА СИМВОЛОВ

0  748

1

Палестино-израильский конфликт – фактор нациестроительства в обоих противостоящих этнических сообществах. Его исходная дата – начало XX века. К тому времени сионизм и арабо-сирийский национализм (породивший впоследствии свое палестинское ответвление) предстали как оформившиеся течения, провозглашавшие необходимость самоопределения своих этнических сообществ. Центральным звеном мифологии каждого из них была идея существования нации – рассеянной в пространстве мира еврейской и сконцентрированной в «исторической Сирии» арабской.

Сионизм и арабо-сирийский национализм обретали характер политических движений, реагируя на вызовы, бросавшиеся их сообществам. Первые волны сионистской эмиграции в Палестину – итог кровавых погромов конца XIX и начала XX веков в России, кристаллизация арабо-сирийского национализма – ответ на ассимиляционную политику младотурок. Если сионизм апеллировал к библейской традиции, то арабо-сирийский национализм – к языку. Их «конфликтное взаимодействие» развивалось в появившейся в 1919 году подмандатной Палестине, бывшей для одних Фалястын, а для других Эрец-Исраэль. Борьба за землю и память порождала символы противостояния. Интерпретация этих символов определялась меняющейся ситуацией и трансформациями в рядах участников конфликта.

СЕРГЕЙ СТЕПАШИН: «МЫ СТАЛИ БОЛЕЕ СВОБОДНЫ, НО НАЧАЛИ ТЕРЯТЬ ЦЕННОСТИ…»

0  282

1

На исходе 2014-го, юбилейного для нашего журнала, года, «Свободной мысли» согласился дать интервью Сергей Вадимович Степашин, генерал-полковник, доктор экономических наук, профессор, видный российский политик, председатель наблюдательного совета государственной корпорации «Фонд содействия реформированию ЖКХ». С. В. Степашин – непосредственный свидетель и участник событий конца 1980 – 2000-х годов, ставших переломными в новейшей истории нашей страны. Деятельность Верховного Совета РСФСР последнего созыва, кризис и распад СССР, драматические события 1993-го, Первая и Вторая чеченская войны, неоднозначные по своим результатам реформы 1990-х годов, коренной поворот политического курса страны в период президентства В.В. Путина, «пятидневная война» 2008-го – все это факты не только недавнего прошлого России, но и личной биографии С. В. Степашина.

БИТВА ЗА ОБРАЗЫ

5  730

1

Сложившуюся сегодня практику восприятия существующих в общественно-политическом международном пространстве разнообразных государственных (или «страновых») имиджей вполне можно квалифицировать как безразличную или нейтральную. Такое отношение аудитории подтверждается исследованиями Саймона Анхольта, основателя издания Anholt-GfK Roper Nation Brands Index™ ("Индекс национальных брендов"). Согласно опросам, проводившимся изданием с 2005 года, «восприятие людьми других стран [с течением времени] не изменяется очень сильно или очень быстро: большинство из нас, судя по всему, имеют довольно застывшее мнение относительно других наций, и мы предпочитаем не менять его». То есть, однажды возникнув в сознании аудитории, международный имидж государства крайне сложно поддается изменениям и, если поддается, то минимальным.

Тезис о том, что максимальное влияние на имидж можно оказать лишь на стадии его формирования, фактически означает невозможность избавиться от «ярлыка». Это может повлечь за собой самые серьезные последствия. Как показывает практика последних десятилетий, формирование негативного имиджа страны может привести к самым разрушительным результатам вплоть до вторжения противника и территориальных потерь (так, в случае Югославии создание негативного образа государства и его лидера послужило обоснованием для операции сил НАТО на территории страны и, в конечном итоге, привело к потере Косово).

РИТОРИКА ВОЙНЫ

6  1068

1

Государство, вступающее в войну, может выполнять функции полицейского или защитника слабых (политика ответственности), и избегает ярлыка «агрессор». В любом случае государства используют риторику справедливой войны, чтобы оправдать применение насилия против другого суверенного государства или группы государств, представляющих угрозу.

Политическая риторика используется, чтобы поддержать лояльное общественное мнение и получить общественную поддержку для предстоящей военной операции. В период, который условно может быть назван до и в начале войны, власти эксплуатируют образы угрозы, врага и нестабильности в определенном регионе. В данной статье анализируется риторика первых лет войны в американских и советских СМИ начального периода военной интервенции в Афганистан в 1979 и 2001 годах (1979 – 1983 и 2000 – 2003 годах). Цель статьи – проанализировать по схеме (угроза, враг, война и ответственность) военную риторику широко доступных журналов и официальных выступлений лидеров государств.