Реформирование российской науки: результаты и перспективы бюрократических игр    1   437  | Империя-феникс: между советским прошлым и евразийским будущим    0   422  | О конкурсе концепций денацификации Украины    20   1191 

МИР И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ

4  3807

Подробный анализ показывает исключительную значимость энергоресурсов, и в первую очередь нефти, для современного человечества и для его обозримого будущего. Рассматривается развитие нефтяной отрасли нашей страны с момента начала использования нефти и до наших дней. Подробно проанализировано современное состояние мирового и российского топливно-энергетического комплекса и его значение для международной политики. Сделан убедительно обоснованный вывод о том, что современный мир живет в условиях глобальной энергетической войны.

WORLD AND ENERGY RESOURCES. Oil in the modern world

          The article of the prominent Soviet and Russian politician is devoted to analyze the energy balance in the contemporary world and to understand the part and the potential of Russia in this sphere. The author emphasizes the direct influence of energy factor to the world politics. He analyzes the probles and the perspectives of Russian oil and gas industry. N. Ryzhkov appreciates any possibilities to use the other energy sources in Russia and in the world (hydrogen, carbon, nuclear energy, renewable energy and others).

БИТВА ЗА ОБРАЗЫ

6  5629

1

Сложившуюся сегодня практику восприятия существующих в общественно-политическом международном пространстве разнообразных государственных (или «страновых») имиджей вполне можно квалифицировать как безразличную или нейтральную. Такое отношение аудитории подтверждается исследованиями Саймона Анхольта, основателя издания Anholt-GfK Roper Nation Brands Index™ ("Индекс национальных брендов"). Согласно опросам, проводившимся изданием с 2005 года, «восприятие людьми других стран [с течением времени] не изменяется очень сильно или очень быстро: большинство из нас, судя по всему, имеют довольно застывшее мнение относительно других наций, и мы предпочитаем не менять его». То есть, однажды возникнув в сознании аудитории, международный имидж государства крайне сложно поддается изменениям и, если поддается, то минимальным.

Тезис о том, что максимальное влияние на имидж можно оказать лишь на стадии его формирования, фактически означает невозможность избавиться от «ярлыка». Это может повлечь за собой самые серьезные последствия. Как показывает практика последних десятилетий, формирование негативного имиджа страны может привести к самым разрушительным результатам вплоть до вторжения противника и территориальных потерь (так, в случае Югославии создание негативного образа государства и его лидера послужило обоснованием для операции сил НАТО на территории страны и, в конечном итоге, привело к потере Косово).

История для президента

5  5545

О РОЛИ ТЕОРИИ В РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПРАКТИКЕ К. Маркс о социальной базе социалистической революции в России

8  2544

РИТОРИКА ВОЙНЫ

9  8898

Государство, вступающее в войну, может выполнять функции полицейского или защитника слабых (политика ответственности), и избегает ярлыка «агрессор». В любом случае государства используют риторику справедливой войны, чтобы оправдать применение насилия против другого суверенного государства или группы государств, представляющих угрозу. Политическая риторика используется, чтобы поддержать лояльное общественное мнение и получить общественную поддержку для предстоящей военной операции. В период, который условно может быть назван до и в начале войны, власти эксплуатируют образы угрозы, врага и нестабильности в определенном регионе. В данной статье анализируется риторика первых лет войны в американских и советских СМИ начального периода военной интервенции в Афганистан в 1979 и 2001 годах (1979 – 1983 и 2000 – 2003 годах). Цель статьи – проанализировать по схеме (угроза, враг, война и ответственность) военную риторику широко доступных журналов и официальных выступлений лидеров государств.

Rhetoric of War

The article is devoted to analyze the rhetoric used by US media (on the example of “The New Yorker”) and Soviet media (the case of “Ogonyok”). The author concludes, that the differences between the two types of rhetoric were not very sensible. Both magazines used the same discourse of menace and enemy, responsibility to defend and to prevent.