Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   4348  | Официальные извинения    417   29140  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    192   39819 

Появление германцев в Европе

В историографии утвердилось мнение, будто древние греки такого народа не знали. "Геродот в V в. до н.э. о германцах не упоминает", - излагает его М. Тодд [14, С.10]. Якобы о германцах стало известно, начиная с римских источников рубежа эр. На самом деле греки такой народ знали, и первое упоминание его находим именно у Геродота, - в перечислении персидских племён. Вначале он перечисляет "настоящих персов", происходящих от мидян. Далее пишет следующее. "Остальные персы: панфиалеи, дерусии, германии, …даи, марды, дропики, сагарты" [4, I, 145]. Это первое упоминание в нарративных источниках. Согласно академическим правилам исторической науки мы просто обязаны говорить о том, что, согласно письменным источникам, германии – этноним иранский, его носители до прихода в Европу жили в Азии. В своё время для автора этих строк стало шоком это "открытие" в книге "Клио", так как маститые историки не писали о "геродотовых германиях" в Азии: все исходят из того, что древнейшие упоминания о германцах привязаны к Европе.

Из семи не-мидийских народов, упомянутых Геродо­ом наряду с германиями, три известны под весьма похожими названиями. Народ мордва имеет смешанные с угро-финскими иранские корни, которые, разумеется, тянутся не из Персии. Прародина иранских народов находится на территории современной России. Иранцами являются осетины-аланы. Много иранской крови в башкирах, чеченцах, ингушах. Наиболее реальным объяснением мордовского иранства является древнее разделение общих предков, часть которых ушла на юг. Мордва – сородичи геродотовых мардов, а археологически – насельников абашевской культуры бронзового века в Поволжье, индоиранской по орнаментике и инвентарю. Сагарты – это предки таджиков, которые вплоть до 20-х годов ХХ в. именовались "сарты". Дерусии, учитывая типичное в индоевропейских языках чередование "д-т-х", могут быть связаны с херусками, племенем, известным в Германии с I в. до н.э. С некоторой натяжкой сюда же можно добавить племя даи. Не отсюда ли известное самоназвание "дойчи"?

Кроме того, на территории современного Ирана жили другие не-мидийские племена. Это утии, урмане (топонимическое название по месту обитания в районе оз. Урмия). Геродот их не упомянул, но они известны по другим источникам, отмечены на карте Г. Киперта "Персия в царствование Дария и Ксеркса" [4, С.280,281].

О происхождении термина "германии" существует много версий. Тацит считал, что это название одного из племен, перешедшее на другие. Это не противоречит сообщению Геродота об иранских германиях. Но возникает вопрос о еще более древних корнях, - и здесь, кстати, следует вспомнить сакраментальное "a la guerre comme a la guerre", "на войне как на войне". Это французская поговорка, но корень "гер" война здесь не романского, а германского происхождения (романское - bell). Буквально "герман" – это военный человек, воин. Данная этимология не принадлежит мне, ею увлекаются сами немцы. В этом составном термине "ман" является индоевропейской лексемой "человек, мужчина", а "гер" – иранской. В осетинском языке ирон есть корень с тем же смыслом. Отсюда же и "типично германское" герцог. В осетинском языке ирон garz – орудие, оружие; это примыкает к чеченскому герц, ингушскому герц - "оружие". А.Н. Генко связывал эти слова с персидским gurz "боевая палица" [1, С.508]. Суффикс тоже иранский: в осетинском языке суффикс –аг обозначает признак лица. Т.е. буквально герцог – это "скипетродержатель". Наиболее убедительная этимология слова германии связана с иранским понятием "боевая дружина", группа вооруженных "братков", спаянных кровью. Не случайно в современном испанском языке "herman" означает "брат".

Севернее современного Ирана, но в границах персидской империи жили другие иранские и тюркские народы. Племена, жившие в Туране, назывались в древних источ­никах общим именем тураны. На Памире жили балхи (балгхи).

В империи Ахеменидов персов-мидян было мало. Это была федерация иранских племен. Федераты обязаны были нести службу в персидской армии. Они относились к этому без фанатизма. Когда после смерти Камбиза трон узурпировал маг Смердис, первое, что он сделал, было освобождение федератов от обязанности служить в персидской армии. Персы были возмущены и убили Смердиса, а вот федераты очень о нем сожалели (4, I, 67). Новым царём стал Дарий I. Геродоту было известно, как Дарий I стал царем. После убийства Смердиса знатные персы договорились, что царем станет тот, чей конь первым заржёт поутру. Оруженосец Дария подсунул его коню под ноздри тряпку, смоченную в выделениях загулявшей кобылы. Имел ли место данный казус, мы не знаем, но знаем, что ходили слухи и знаем, как разрушительны слухи о нелегитимности царя для державы. Неустойчивое положение Дария понуждало его опереться на третью силу. Он начал привлекать на службу еще более дальние народы из степей Средней Азии и современного Казахстана. Три основные народности, жившие в степях, назывались геты (массагеты), саки и канглы. Это был противовес нелояльным федератам и персидской аристократии, которая смотрела на Дария как на узурпатора, занявшего трон нечестно.

Для утверждения легитимности Дарию нужна была победоносная война. В это время его прельстили хитрые греки рассказами о несметных сокровищах причерноморских скифов. Дарий собрал огромное войско, 700 тысяч человек самых разных племен и пошёл в поход на Скифию. Поход был трудным и неприбыльным, пограбить не удалось. Греческие города Дарий грабить не позволял, потому что у него был сговор с греками, которые обеспечили ему проход через Балканы, помогли навести переправу через Дунай и охраняли ее до возвращения персидского войска. Целью греков было ослабление скифского могущества для безопасности своих причерноморских колоний. Это типичная политика "разделяй и властвуй". Усиление персидской империи, равно как и усиление Скифии, в которой, если бы не поход Дария, могло сложиться единое государство, их не устраивало.

Скифы применили тактику выжженной степи, уходя без генерального сражения вглубь своих просторов. Нападали небольшими группами по-партизански. Разумеется, такая война персам не нравилась, а еще менее в ней видели смысл прирожденные степные разбойники, которые подрядились грабить скифов, но не гоняться за ними по выжженной степи, терпя жару, жажду, голод. Естественно, они начали откалываться, уходя не на восток, где попали бы в руки скифов, не на север, в холодные болотистые леса, а на запад, где был благодатный климат. Тем более, что это был легкий путь вдоль течения Дуная.

Эти разноплеменные дезертиры и стали основой складывания германской народности в средней Европе. Войско Дария изрядно поредело еще и потому, что, уходя, он сам оставил на Дунае 80 тыс. человек, якобы для охранения персидских интересов. На самом деле он не желал возвращения в метрополию огромного неудовлетворенного и недовольного царем войска. Куда делись эти 80 тысяч неизвестно, никаких персидских интересов они не отстояли. Скорее всего, тоже ушли в Европу.

Как происходили подобные исходы воинов, Геродот описывает в книге "Евтерпа". Из армии египетского фараона Псамметиха дезертировала огромная группа воинов, 240 тыс. человек. Это были гарнизоны городов Верхнего Египта, уставшие от службы и ожидания смены. "Псамметих пустился за ними в погоню, – пишет Геродот, – и, догнав, долго упрашивал их не покидать отеческих богов, детей и жен. Рассказывают, что один из беглецов в ответ на увещевание царя взялся рукой за детородные части и, указывая на них, сказал: "Где будет это, там будут и дети, и жены" [4, II, 30]. Точно так же воины могли уходить из огромной армии Дария по Дунаю.

 

2

Поднимаясь вверх по Дунаю, степняки иранцы, тюрки, геты наткнулись на кельтскую гальштатскую культуру, о богатстве которой было известно, потому что изделия гальштата были предметом торга по всей Европе. Гальштатцы уже сталкивались с варварами с востока, в гальштате фиксируется примесь киммерийцев с VIII в. до н.э. Скорее всего, с новыми степными пришельцами установился симбиоз. Гальштатская образность нашла продолжение в "готическом" стиле более поздних времен, где фигуры зверей и людей вытянуто-древовидны, а соборы кажутся не построенными, а выросшими из земли. Иначе невозможно объяснить "мягкий" переход своеобразного гальштатского стиля в т.н. "готический", считающийся "древнегерманским", но на самом деле являющийся прямым продолжением кельтского гальштата.

Как пишет о германцах Юлий Цезарь, "земледелием они занимаются мало; их пища состоит главным образом из молока, сыра и мяса. Ни у кого из них нет определённых земельных участков и вообще земельной собственности; но власти и старейшины ежегодно наделяют роды и объединившиеся союзы родственников землёй, насколько и где найдут нужным, а через год заставляют их переходить на другое место" (16, VI, 22). Чрезвычайно яркое и сокрушительное для "нордической" теории свидетельство. Цезарь описывает типичный степной кочевой народ. Мясо с молоком – это степной рацион. Это экстремальный рацион. Человека, не принадлежащего к евразийской кочевой культуре, трудно заставить ежедневно есть жареное на огне мясо без хлеба и овощей, запивая молоком. Для этого надо иметь специфический пищевой тракт, характерный только для кочевых скотоводов. Если другой человек попробует перейти на такой рацион, ему не избежать несварения. Для этого надо иметь микробиом кишечника, который формируется веками и передаётся от матери при рождении.

Пищевые предпочтения очень консервативны. Аварцы уже более тысячи лет живут оседло в богатом фруктами Дагестане. Уже давно земледельцы. Но они являются по­томками степных кочевников-аваров. Как следствие, заядлые мясоеды, в отличие грузин и армян, уважающих также и зелень. Они вялят мясо на солнце, как монголы и казахи, готовят бешбармак, правда, по-другому называют.

Не могут не впечатлять совпадения названий азиатских племён и германских народов в Европе: балгхи // белги, канглы // англы, саки // саксы, тураны // тюринги, геты // готы, дерусии // херуски, утии // юты (полуостров Ютландия), урмане // урмане. Урмане продвинулись на север далее всех и оказались в Норвегии. Это было самоназвание германского населения Норвегии, известное по древнерусским и западно-европейским нарративам. "Норвежцы" – название позднее, топонимическое, происходит от выражения "северный путь". Англы, саксы и юты заняли нижнее течение Рейна и Данию. Относительно этнонима франки единого мнения нет, французское значение "свободный" является вторичным и произвольным. В среде меровингских франков бытовала легенда об их исходе из Малой Азии, которую изложил автор VII в. Фредегар, опиравшийся на более ранние источники [15, С.41]. Подтверждением этой версии является малоазийское по происхождению название одного из франкских племён хатты.

Отмечается резкий разрыв между культурами бронзового века и культурами раннего железного века, связанных с германцами. Первая археологическая культура, достоверно связываемая с германцами, – ясторфская. Центром ее являются Дания и Шлезвиг. Дания – от негерманского этнонима даны (жили здесь до ютов; вероятно, праславяне). Шлезвиг – искаженный пришлыми германцами славянский топоним "Слезвик". Ясторфская культура отличается двумя моментами. Во-первых, артефактной бедностью, отсутствием собственных комплексов изделий для досуга, предметов неутилитарного значения, которыми можно просто любоваться. Это странность в кругу культур железного века, когда в мир уже пришла роскошь, но еще не было культуры ее использования. Знатные люди раннего железного века обожали ненужные блестящие вещи, в которых нуждались, как средстве отличия от массы, в иерархическом символе. Спрос рождает предложение. Стоило какому-то народу осесть где-нибудь на двести-триста лет, как привозные предметы роскоши начинали заменяться изделиями собственных мастеров. Даже кочевники-скифы породили великое искусство, хотя при кочевом образе жизни это крайне затруднительно. Об оседлых народах и говорить не приходится. А вот в ясторфе этого нет.

Во-вторых, ясторф появился как бы ниоткуда в VI в. до н.э., что совпадает с временем похода Дария. Местных корней не имеет, даже немецкие археологи ничего не смогли найти, под ясторфом другая, причем, более богатая культура, а чья – ответ на данный вопрос попадает под политику "двойных стандартов". По отдельным артефактам ясторф пытаются связать с предшествующей культурой, но это не органично. Причем не только по данным археологии, но и антропологии. К.С. Кун, которого трудно заподозрить в симпатиях к славянам, в книге "Расы Европы" пишет о смене населения северной Европы: "существуют веские археологические свидетельства того, что в Скандинавии в начале затянувшегося в этой области железного века поселился новый народ… Задачей физического антрополога является помочь археологу и лингвисту идентифицировать этих завоевателей железного века, чье прибытие в Скандинавию не может датироваться ранее, чем VI или VII в. до н.э.". Далее К.С. Кун пишет, что лица этих вторгнувшихся "норвежцев" шире, чем у живших до них людей [10, С.225-227]. Эти "широкие лица" могли попасть в Европу только из Азии, т.к. население Африки преимущественно долихоцефально.

…Представим себе, что отряд молодых воинов по какой-то причине остался навсегда в чужой далекой стране с высокой культурой. Парням надо устраиваться на новом месте всерьез, назад дороги нет. Что они привезли с собой? Язык, какие-то песни, какие-то воспоминания о родине, которые лягут в основу отрывочной мифологии (как выглядят германские Эдды), а все остальное – под вопросом. Высокую культуру имела их Родина, но мало что задержалось в умах молодых воинов. Ремесленников и художников среди них нет. Их матери что-то плели-вышивали, но разве молодых ребят это интересовало? Более того, им и сейчас этого не слишком-то надо. Казарменный уют их устраивает. Домашний уют организуют женщины. Ясторфская культура такова, будто женщины из разных народов привносили свои предметы, собственной органичной материальной культуры в ясторфе нет, преобладает эклектика.

"Особенно поражает разнообразие планировки, которое требует какого-то объяснения", - пишет, удивляясь, Тодд. [14, С.78]. Когда народ автохтонен, долго живет на одной территории, формируются культурные универсалии, к которым относится планировка жилищ. Это важнейший маркерный признак, один из основных археологических критериев размежевания культур. У самых древних германцев, фиксируемых в Европе, этот культурологический признак отсутствует. Это нерешаемая проблема для сторонников версии автохтонности германцев в Европе. Разгадывается она просто: пришлые германцы, мужчины-воины, брали в жены местных женщин, принадлежащих к разным славянским и кельтским культурам, а жилища всегда строятся так, как хочет женщина. Женщина определяет, в каком доме ей и ее детям будет жить тепло, уютно, просторно. Это прекрасно знают все мужчины: при выборе жилья голос женщины – решающий.

Ещё одна загадка для сторонников автохтонности германцев в Европе, уверяющих, будто вся северная Европа изначально принадлежала им, – отсутствие археологических следов древних германцев восточнее Рейна даже в римские времена. "Люди, которые жили к востоку от Рейна, – пишет М.Тодд, – кельтами не были. Но не были они – во времена Цезаря и Тацита – и германцами. Их происхождение неясно" [14, С.20]. Безусловно, ясно: это были праславяне, - природные европейцы. Германские историки этого факта признавать не хотят, поэтому подают как "нерешаемую загадку". Хотя есть и другие мнения. "Тэйлор утверждает, что первые индоевропейцы были высокими блондинами, но при этом к­роткоголовыми. Этот тип представлен среди древних кельтов и славян" [17, С.201].

 

3

Первые германцы VI века до н.э. внедрились в европейские культуры достаточно бесконфликтно. Судя по характеру смены археологических культур, они как бы просились на постой, мол, "мы ищем новую жизнь", пустите нас на свободные земли или пропустите дальше. Занимали земли, неудобные для подсечно-огневого земледелия, но привычные для степняков: на высоких юрах, продуваемых ветрами (что дало им преимущество в период раннего феодализма, когда началось строительство замков). Гипотеза "просачивания" объясняет, почему нет свидетельств о вторжении ранних германцев в Европу, подобного вторжению гуннов. Это было не "великое переселение народов", а проникновение отрядами молодых воинов, которые на местах обзаводились жёнами и жили с местным автохтонным населением чересполосно. При этом сосуществование не всегда было мирным.

Как сообщает Саксон Анналист, в 995г. «для саксов начался год ещё худший, чем предыдущий. Ибо среди тех, кого зовут восточными людьми, вспыхнула столь сильная чума, что не только дома у них, но и целые селения остались пустыми после того, как умерли их жители. Они, сверх того, страдали от сильного голода и были измучены столь частыми набегами славян, что, казалось, именно о них в наказание за их грехи пророк справедливо сказал "напущу на вас три кары мои: чуму, меч и голод"» [11, 995]. Во-первых, обращает на себя внимание, что саксов называют "восточными людьми". Во-вторых, у них стычки со славянами, – где? В регионе нижнего Рейна. В-третьих, их косит чума, а славян нет. Почему? Наиболее вероятное объяснение: славяне жили чисто, парились в банях, а "восточные люди" – нет. Собственно, как все кочевники. Чингис-хан за всю жизнь ни разу не помылся. В-четвёртых, даже германский автор признаёт, что кары были справедливы. Надо полагать, саксы славянам сильно досадили.

На рубеже эр поток переселенцев из Азии стал более мощным. Бургунды, которые совершенно точно пришли с Востока (впервые стали известны после столкновения с гепидами в устье Дуная в 270 г. н.э.), пробились на запад и начали блуждать по Европе. Для этнонима бургунды в Европе нет лексических баз, зато в Азии много похожих корней. Бурун, буран (тюрк.); урга́ (монг.), зверь бурундук, который мог быть тотемом, имя Бурундук, в т.ч. ханское, т.е. этноним может быть патронимическим. Наиболее вероятна, на мой взгляд, следующая этимология. Урга – это рабочее и боевое орудие степняков, аркан на длинном шесте, которым ловили лошадей, диких копытных, людей. Это нормальная этимология для степных воинов: урга – ургунды – бургунды, тем более, что первичное название известно, как начинающееся на букву "у" (на гепидов напали уругунды).

Первоначально сборный состав будущих германских племен, состоящий из персидских федератов и степных азиатских воинов, постоянно пополнялся новыми степными племенами типа бургундов. В связи с тем, что бургунды запоздали с приходом, они стали европейскими бродягами, метались по Европе от устья Дуная до долины Майна, потом Рейна, потом остров Борнхольм, откуда часть бургундов попала в Исландию. Жив­ший там в XIII в. автор Эдды, которую даже А. Шлёцер называл "стурлусоновы бредни", "бредни и сумасбродство исландских сказок" [18, С.1-6], назначил Борнхольм прародиной бургундов, и это однозначно антиисторичная  бредня. Пытались освоить бургунды восток Франции и Прованс. Везде они создавали "бургундские королевства", но так и не дожили под своим этнонимом до наших дней.

Все вновь прибывающие в Европу степные племена римские авторы записывали, как "германиев". Видимо, это связано не только с неразвитостью римской этнологии, но и с тем, что германцы долго сохраняли привычки степняков, что служило основой для отождествления. В частности, в мясо-молочном пищевом рационе, в предпочтении скотоводства земледелию и т.д.. Но, если занимаешься экстенсивным живо­новодством, рано или поздно станешь агрессором, потому что выпасное скотоводство в земельных ресурсах гораздо более ограниченно, чем земледелие. Этим и объясняется воинственность и активность германцев в Европе, в отличие от славян, пахавших землю: германцам-скотоводам постоянно нужны были новые земли. К земледелию германцы стали пе­реходить только с IV в. н.э.

В 58 г. до н.э. Юлий Цезарь нанес поражение свевам, племенному союзу во главе с Ариовистом (иранское имя, равно как имя Арминий, которое носил победивший армию Октавиана в Тевтобургском лесу вождь херусков). Свевы попытались захватить Галлию, перейдя Рейн в 71 г. до н.э.. В настоящее время большинство ученых считают, что свевы не были отдельным племенем, это было полиэтничное объединение, возможно, специально созданное для завоевания Галлии. Ядром свевского объединения было племя квады. Кавад – древнее иранское аристократическое имя, этноним может быть патронимическим. Интересно, что слово "свевы" славянское ("свеи" свои), и это не случайно: вплоть до Лютера и даже позже языком межнационального общения в разноязычных германских землях был "славянский", похожий на древнерусский (в верхах – латынь). В 1525 г. Лютер перевёл Библию на один из верхненемецких языков (один из тринадцати языков, бытовавших среди германцев), и тем самым положил начало немецкому языку.

До поражения от Цезаря "свевская сборная" около пятнадцати лет занимала часть Галлии, но после поражения началась диаспора. Топонимы, происходящие от клички "свевы", можно встретить на карте от Испании до Шв­ции. От них остались названия Сава, Савойя, Севенны, швабы (свабы), Swiss (Швейцария) и, разумеется, Швеция.

В Скандинавии свевы (свеи, шведы), разумеется, автохтонами не были. Об этом говорит археология: богатую культуру бронзового века там сменяет бедная культура железного века, которую связывают со свевами.

Вот что пишет об этом А. Кузьмин, богато аргументируя ссылками на источники и специалистов: "Оказывается, что на территории Германии вообще нет исконной германской топонимики, в то время, как негерманская представлена довольно обильно (следует ссылка на немецкого лингвиста H. Bahlow, – В.Т.). У лингвистов нет аргументов в пользу отыскания на территории Германии "германцев" ранее последних веков до н.э. (ссылка на работу Н.С. Чемоданова, – В.Т.). И такой вывод вытекает не из-за недостатка знаний о предшествующем времени, а из ясного свидетельства о проживании здесь иного индоевропейского населения… В пользу северного происхождения германцев обычно приводится топонимика некоторых южноскандинавских территорий. Но если "нечистая" топонимика обычно является надежным свидетельством в пользу проживания на данной территории иного населения, то "чистая" может говорить лишь о резкой смене населения. Островки "чистой" топонимики обычно свидетельствуют о вооруженном проникновении пришельцев и отступлении коренного населения… В Скандинавии германцы появились вряд ли задолго до рубежа н.э., причем, свевы продвигаются туда с континента уже в эпоху великого переселения народов, после развала державы Аттилы" [7, С.141,142].

Относительно "островков чистой топонимики" А. Кузьмин прав. В качестве примера можно привести чистую польскую топонимику Западной Пруссии, регионов Вроцлава и Гданьска, чистую русскую топонимику Восточной Пруссии. О том, что до свевского вторжения население Швеции не говорило на германском языке, писали также академики О. Трубачев и Т. Алексеева. Топоним "Скандинавия" происходит от названия провинции Скане. В свою очередь, данный топоним этимологизируется легко: он синонимичен топониму "Аск­ния". Придя на полуостров, свевы вначале захватили небольшой полуостров, выпирающий на крайнем юге из большого, назвали его "Аскане" и переиначили все названия. Аскания – это чисто иранский термин, "страна асов" ("рай" иранских народов). Напомню, что именно от этого слова – название "Азия".

Этническая "солянка" фиксируется также антропологически. Э. Кречмер пишет о расовой типологии немецкой нации, говоря, что она "большинством сегодня признана". Немцы делятся на северный и южный расовые типы. Вот как Кречмер описывает последний: "среднерослый, плотный, приземистый, с короткими конечностями, склонный к полноте; череп округлый и короткий; лицо широкое и круглое, нос несколько уширен и курнос; кожа менее прозрачная, желтовато-смуглая, волосы и брови каштановые, волосы на голове густые и жестко-упругие, борода – негустая" [6, С.103]. Примерно так же можно описать и казахов, антропологический тип которых сформировался из тех же канглов, саков плюс монгольские племена, проходившие через казахские степи. Разумеется, в казахах гораздо больше монголоидности, как следствие монгольского влияния, начиная с XIII в. Среди казахских племен есть совершенно монголоидные (например, найман – бывшее монгольское племя), а есть европеоидные (а́ргын – потомки канглов). Кстати, "а́ргын" – это не что иное, как казахское произношение слова "арий" ("а́рын"). Центром расселения аргын является Ерментауский район Акмолинской области (Ермен-тау, "горы Ермен", - созвучие с "герман").  

Нелишними являются культурологические аргументы. "Определенные сильные культурные элементы германского процветания, – пишет К.С. Кун,– несут сильные черты восточного происхождения: например, погребения в кораблях, напоминавшие погребения царских скифов во всех деталях, за исключением использования кораблей вместо повозок; искусство, выраженное в резьбе по дереву, которое несло богатство восточного звериного стиля и достигло своего наивысшего развития в Норвегии" [10, С.226]. Можно добавить ещё несколько азиатских следов в культуре германских народов. Например, у англосаксов был обычай выносить покойников через пролом в стене, а не через дверь. Именно такой похоронный обряд предписывает "Авеста", так выносили тела персы-зороастрийцы. В Англии ещё в сер. XIX в. женщины не должны были участвовать в похоронах. (Отражено в литературе, напр. Э. Гаскелл, "Крэнфорд"). Это тоже древний обычай авестийских ариев с их своеобразным отношением к мёртвым. Женщина – роженица, ей нельзя смотреть на мёртвое тело.

 

 

4

Не понимаю, что может быть постыдного в происхождении от степных воинов. Тем не менее, у немцев наблюдается своеобразный "комплекс автохтонности" (назовём его так). Они готовы любыми способами, невзирая на вопиющие нестыковки с фактологией, доказывать свое северо-европейское происхождение. Причем наиболее болезненно этот комплекс проявляется у тех, кто не является носителем "нордического" типа. Вспомним Гитлера, его главного идеолога Гиммлера, его главного пропагандиста Геббельса. Не богатыри отнюдь и не "нордики". Все телесно относились к тем, кого сами презрительно называли "генетическим мусором". Основоположник "норманнской теории" А. Шлёцер с его густыми чёрными округлыми бровями, - типичный выходец из Средней Азии.

Они даже не понимают, что версия нордического происхождения противоречит версии арийского происхождения. После раскопок арийского могильника Синташта в 1973 г. на Южном Урале пошла такая лавина открытий, что невозможно отрицать факт: Арьявэджо, "страна арийского простора", находилась не в Скандинавии, а на Южном Урале и Северном Казахстане. [8,9].

Следует сказать ещё об одном подтверждении азиатского происхождения германцев, которое звучит из уст самих древних германцев. Германская мифология подтверждает версию этногенеза германцев, изложенную здесь. "…У норманнов, – пишет А. Кузьмин, – устойчиво сохранялись предания о прибытии их "из Азии" или от Приазовья" [7, С.83]. Готский историк Иордан прямо выводит готов от массагетов [5, 58-63].

Во всех германских языках бытуют т.н. "сильные глаголы", составляющие основу языка. Это примерно 200 наиболее употребимых слов, которые не имеют этимологии в германских языках, изменяются не по их правилам. Это самые древние корни и при этом – лингвистическая загадка: откуда они взялись? Пишут даже, что они "не имеют индоевропейской этимологии". На самом деле корни этих слов восстанавливаются на базе славянских, кельтских, иранских, тюркских. Европейские лингвисты просто не хотят этого признавать.

Когда епископ Адальберт в 1067 г. пригласил в Бремен Адама Бременского, перед молодым клириком возник языковой барьер. В Бремене говорили на нижненемецком языке, а он говорил на тюрингском, или рейн-франкском, или остфранском языке [2, С.490]. В славянской среде языковых барьеров в то время не было. В XI в. славяне полабские, поморские, новгородские, польские, киевские, суздальские, тмутараканские, солунские и др. прекрасно понимали друг друга. Такое может быть только при развитии от одного корня. Богослужения на Руси сразу начались на славянском языке. В германских общинах вплоть до Лютера богослужения велись на чужом языке, латыни, потому что своего общего языка не было. Единый немецкий язык утвердился уже при Бисмарке, именно поэтому он говорил о победе во франко-прусской войне, что это заслуга "немецкого учителя".

Среди древних знатных германцев почти не встречаются носители "германских" имён. Приведу имена на первые три буквы из хроники Саксона Анналиста: Айо, Ануло (король Дании), Алан (герцог Бретани), Дадан, Бецеко (граф), Арибо (граф), Асканий, Бия (несколько дам), Болилиут (правитель Бранденбурга), Вал и Вало (несколько человек), десять Видо, в т.ч. один король, Видело, Гайка (предводитель саксонцев) [11, 811-1122]. Алан, Асканий, Дадан, – иранские. Чрезвычайно распространённое Бия, – тюркское. Видо, Видела, Гайка, – славянские. Вал, Вало – кельтские. Сюда же следует добавить иранские имена первых известных германцев Ариовист и Арминий.

Современные генетические исследования показали, что германские народы Европы являются в основном носителями гаплогрупп R1a и R1b с преобладанием R1b. Причём R1a более свойственна северным германцам, R1b – южным. R1a – это гаплогруппа, типичная для основной массы славян и кельтов. R1b – типичная для иранских и тюркских народов - появилась в Азии, в чём генетики единодушны. Кроме Германии, топографические пятна этой гаплогруппы наблюдаются на Южном Урале, в Казахстане, в Средней Азии, в Турции, в Иране. Говорить о "типично германской" гаплогруппе не приходится. У германцев нет преобладающего генетического клада, который мог бы свидетельствовать в пользу их столбового происхождения. Они – "генетический винегрет". У славян есть столбовой генетический клад. Топографические пятна R1a – это Русская равнина, славянские страны Восточной Европы, северная Индия (следствие миграции бронзового века). Возможно, захороненный 12 тыс. лет назад на Оленьем острове Онежского озера мужчина с галогруппой R1a и есть первый, у кого появилась данная мутация Y– хромосомы.

Древнерусское государство было федеративной Великой державой, даже одна часть которого могла позволить себе культурно довлеть над самой развитой частью средневековой Германии - Ганзой, в городах которой бытовал нижненемецкий язык. Речь о Новгороде. "Историки долгое время считали, что переводчики были с двух сторон. Однако оказалось, что это не так: Новгород не имел переводчиков ни с латыни, ни на латынь, ни с нижненемецкого, ни на нижненемецкий. Более того, они, по всей видимости, даже не очень были настроены переходить на язык своего партнера… Это была принципиальная позиция для средневековья. Новгородцам было важно, какой язык используется, какой ритуал, какие составляющие, – грамоты, печати, как приносятся клятвы. Это было важно и для немецкой стороны, но факт заключается в том, что в данном случае обе стороны взвесили свои за и против, и немцы решили, что могут пренебречь этими различиями. Они пошли на принесение присяги на православном кресте и участие в ритуале по православному обычаю. Согласились, чтобы договор заключался на древнерусском языке, печати вешали в Новгороде, переговоры шли на древнерусском языке. И текст составлялся русскими писцами по русскому формуляру… Как сформулировано – это не пустяк. Договор терял юридическую силу, если написан и заключен не по форме" [12].

Иноземные гости не имели права торговать на своих языках, обязаны были знать русский. Для этого в Новгороде работали школы для сыновей ганзейских купцов. Никакого двуязычия не было. Русский был единственным языком межнационального общения, играя в Северной Европе ту роль, которую в наши дни играет английский. Разумеется, туземные германские языки активно заимствовали русские слова. Многие из них возвратились в русский язык в XVIII в., когда при Петре I начались заимствования торговых, мореходных, технологических терминов. Например, слова бак (в смысле "часть судна"), бот, болт, борт, бухта, буй, булка, вымпел и т.д. Эти слова в этимологических словарях подаются как "заимств. из герм." без предыстории, что в "герм." они суть древние заимствования из славянских языков. [13]. Это аберрация восприятия, связанная с тем, что, начиная с эпохи Петра, в русском появилось много немецких слов, при этом древнерусские слова, заимствованные германцами в Средние Века, уже считались немецкими.

Германцы в Европе – потомки мигрантов. Косвенным доказательством этого факта является их запредельная агрессивность в доказывании своей автохтонности, апофеозом которой является "нордическая теория". Давно известно, что наиболее агрессивными "местниками" являются мигранты. Это уже коснулось самих германцев. Еще более поздние мигранты – тюрки, – становясь этническим большинством в отдельных немецких, датских, английских городах, уже начали уничтожать туземную культуру. Они запрещают традиционные праздники, национальную символику (флаги и кресты), отменяют празднование Рождества. Недалеко то время, когда они перейдут к агрессивному доказыванию своей автохтонности в Европе. Впрочем, оно уже наступило. Многочисленные тюркские историки и публицисты пишут статьи, выпускают книги, доказывая, что тюрки – европейский народ. Это своего рода "исторический бумеранг", на­казание германцам за то, как они в свое время обошлись со славянами и кельтами, истинными автохтонами земель, куда германцы пришли так же, как сейчас тюрки, т.е. "просачиванием".

 

Литература

  1. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Т.I. М.-Л.: Издательство АН СССР, 1958
  2. Адам Бременский // Славянские хроники.- М.: Русская панорама, 2011
  3. Гельмольд из Босау. Славянская хроника  // Славянские хроники.- М.: Русская панорама, 2011
  4. Геродот. История. -  М.-СПб, Эксмо-Мидгард, 2008
  5. Иордан. О происхождении и деяниях готов. - СПб.: Алетейя, 1997
  6. Кречмер Э. Гениальные люди. - СПб.: Академический проект, 1999
  7. Кузьмин А.Г. Древнерусская цивилизация.- М.: Алгоритм, 2013
  8. Кузьмина Е. Е., Смирнов К.Ф.  Происхождение индоиранцев в свете новейших археологических открытий.– М. : Наука, 1977
  9. Кузьмина Е. Е. Арии - путь на юг.- М.: Летний сад, 2008
  10. Кун К.С. Расы Европы.- М.: АСТ-Астрель, 2011
  11. Саксон Анналист. Хроники. М.: Русская панорама, 2012
  12. Сквайрс Е. Как Новгород договаривался с Ганзой // Научная Россия, 14.05.2015
  13. Тен В.В. Историко-этимологический словарь русского языка. Т.1,2 – СПб.: МЕРА, 2020
  14. Тодд М. Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура. М.: Центрполиграф, 2006
  15. Хроники Фредегара. – СПб.: Евразия, 2015
  16. Цезарь. Записки о галльской войне // Записки Юлия Цезаря и его продолжателей о Галльской войне, о Гражданской войне, об Александрийской войне, об Африканской войне.- М.: Ладомир-Наука, 1993
  17. Чайльд Г. Арийцы.- М.: Центрполиграф, 2007
  18. Шлёцер А. Нестор. Т.1. – СПб., 1809
комментарии - 0
Мой комментарий
captcha