Официальные извинения    3   7171  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    96   14750  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    621   37511 

Борьба за власть перед смертью Сталина

1
В послевоенные годы вплоть до XIX съезда партии (октябрь 1952 г.),
как и до войны, высшей руководящей силой в СССР являлся Централь-
ный Комитет ВКП(б) и его постоянно действующий орган — Политиче-
ское бюро ЦК во главе со Сталиным. После съезда были сформирова-
ны новые составы ЦК, его Президиума (вместо прежнего Политбюро)
и Бюро Президиума ЦК. На протяжении 1946—1952 гг. в разное время
членами Политбюро были 13 ближайших соратников Сталина: К. Е. Во-
рошилов (член Политбюро в 1926—1960 гг.), М. И. Калинин (1926—1946),
В. М. Молотов (1926—1957), Л. М. Каганович (1930—1957), А. А. Андре-
ев (1932—1952), А. И. Микоян (1935—1966), А. А. Жданов (1939—1 948),
Н . С. Хрущев (1939—1964), Л. П. Берия (1946—1953) , Г. М. Маленков
(1946—1957), Н. А. Вознесенский (1947—1949), Н. А. Булганин (1948—
1958), А. Н. Косыгин (1948—1952, 1960—1980) [63]. Они же занимали
ключевые позиции в высших органах государственной власти и управ-
ления страны — Верховном Совете СССР (высший представительный
и законодательный орган) и правительстве (Совет Министров СССР, ис-
полнительный и распорядительный орган власти) [11].
При Совете Министров в феврале 1947 г. были созданы восемь отра-
слевых бюро (позднее их стало больше), каждое из которых координи-
ровало родственные министерства и ведомства. Председателями бюро
были Маленков (курирова л 6 министерств и ведомств), Вознесенский
(7), М. З. Сабуров (11), Берия (7), Микоян (5), Каганович (8), Косыгин (5),
Ворошилов (19 министерств и ведомств) [62. С. 70]. В аппарате ЦК пар-
тии остались только два управления (кадров, агитации и пропаганды),
а также два отдела (оргинструкторский и внешней политики); отрасле-
вые отделы были ликвидированы. В публичных выступлениях упомина-
ние о «руководящей роли Коммунистической партии» звучало сравни-
тельно реже. В предвыборной речи 9 февраля 1946 г. Сталин заявил, что
единственная разница между коммунистами и беспартийными состоит
в том, что «одни состоят в партии, а другие — нет» [55. С. 16]. В советском
обществе это было воспринято как откровенное заявление о снижении
авангардной роли партии.
Роль Политбюро как коллективного генератора политического курса
и важнейших управленческих решений в послевоенные годы по срав-
нению с предвоенным периодом заметно снизилась. До 1952 г. состоя-
лось только девять заседаний с участием большинства его членов. Лидер
партии, секретарь ЦК И. В. Сталин, одновременно возглавлял Совмин
СССР, в официальных случаях именовался «глава Советского государ-
ства». Функции партийных и государственных органов были тесно пе-
реплетены. Внутри Политбюро складывался узкий круг приближенных
к Сталину лиц. С октября 1946 г. в состав «семерки» входили Сталин, Мо-
лотов, Берия, Микоян, Маленков, Жданов, Вознесенский. На этот «ближ-
ний круг» замыкались вопросы внешней политики и внешней торговли,
госбезопасности, вооруженных сил и другие важнейшие вопросы госу-
дарственного управления [15; 19; 61].
Снижение роли коллективности в работе Политбюро объясняет-
ся ухудшением здоровья Сталина, серьезно пошатнувшегося осенью
1945 г. Дали о себе знать чрезмерные физические и нервные нагрузки
воен ного времени. В октябре у Сталина случился инсульт. После него
полностью восстановить здоровье и работоспособность не удавалось.
Н. В. Новиков, посол СССР в США, участвовавший во встрече Сталина
с госсекретарем США Дж. Маршаллом 15 апреля 1947 г., вспоминал, что
в отличие от встреч с ним до войны и в военные годы, когда это был
«собранный, нимало не угнетенный возрастом руководитель партии
и страны», «я видел перед собой пожилого, очень пожилого, усталого че-
ловека, который, видимо, с большой натугой несет на себе тяжкое бремя
величайшей ответственности» [43. С. 383].
С 1946 г. Сталин стал реже появляться в Кремле. Росла длительность
его отпусков с выездом на Юг. Согласно записям посещений его кабине-
та, в 1946 г. перерыв в приемах составил более трех месяцев, в 1947 г. —
25
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
два месяца, в 1948 и 1949 гг. — по три месяца, в 1950 г. — около пяти ме-
сяцев. Более полугода длился перерыв с 9 августа 1951 г. по 12 февраля
1952 г. Большую часть 1952 г. Сталин провел на даче, куда соратники
приглашались для решения неотложных дел. Последний раз в жизни
Сталин находился в своем кремлевском кабинете 17 февраля 1953 г.
В ноябре 1952 г. Бюро Президиума ЦК КПСС приняло решение, что
в случае его отсутствия председательствовать на заседаниях поочеред-
но будут Маленков, Хрущев и Булганин. Им же поручалось рассмотре-
ние и решение текущих вопросов. Предусматривалось также, что за-
седания правительства в отсутствие Сталина будут вести поочередно
заместители Председателя Совета Министров Л. П. Берия, М. Г. Перву-
хин и М. З. Сабуров [44]. Таким образом, принятие решений все больше
перетекало к соратникам Сталина из ближнего окружения. С 1950 г.
обозначилась четверка лидеров: Маленков, Берия, Хрущев и Булганин.
Сталин играл роль верховного арбитра в случаях, когда не удавалось
достичь единогласия при принятии коллективных решений без его
участия.
2
Разногласия, имевшиеся в руководстве СССР при определении наме-
ток плана четвертой пятилетки, вызывались различием представлений
об основных тенденциях послевоенного развития. Жданов, Вознесен-
ский и ряд других деятелей считали, что с возвращением к миру в ка-
питалистических странах наступит экономический кризис, усилятся
межимпериалистические противоречия и конфликты. Это сулило осла-
бление угрозы СССР со стороны западных держав и позволяло отка-
заться от традиционной политики форсированного развития тяжелой
промышленности, остановиться на сравнительно либеральных вариан-
тах плана, в большей мере опираться на экономические рычаги (цены,
стоимость, кредит, прибыли) в дальнейшем развитии народного хозяй-
ства. Маленков, Берия и другие не исключали способности капитализ-
ма спр авиться с внутренними противоречиями. С этой точки зрения
послевоенная международная обстановка виделась крайне тревожной,
наличие у противника атомной бомбы делало ее еще мрачнее. Отказ от
дальнейшего форсированного развития индустриальных и оборонных
отраслей и от командно-административных методов руководства эко-
номикой исключался. Развитие событий оправдывало ожидания поли-
тических реалистов.
Соратники Сталина, занимавшие ключевые посты в партийных и го-
сударственных структурах власти, были вовсе не единой и однородной
командой, как могло казаться в свете показного почитания и славосло-
вий, расточавшихся в адрес лидера. Стремясь закрепить свою власть,
они в этом отношении выступали сообща, но в других — не брезгова-
ли древнейшими методами политической интриги. Победы и пораже-
ния в невидимой для населения страны борьбе за выход на ближайшие
подступы к верховной власти позволяют различать три этапа в почти
восьмилетнем послевоенном сталинском руководстве. Рубежами между
ними выступают март 1949-го и июль 1951 г.
На первом этапе (май 1945 г. — март 1949 г.) Сталин постарался обез-
опасить властный Олимп от возможных покушений на него со стороны
наиболее влиятельных в годы войны членов ГКО и генералитета, вышед-
шего из войны в ореоле спасителей Отечества. Советские Вооруженные
силы в конце войны имели в своих рядах 12 маршалов Советского Сою-
за, 3 главных маршалов и 12 маршалов родов войск, специальных войск,
2 адмиралов флота. В августе 1944 г. в Красной Армии, без ВМФ, НКВД
и НКГБ, насчитывалось 2952 генерала, из которых 1753 получили гене-
ральские звания в пе риод войны. Из 183 общевойсковых командармов
за время войны только одингенерал Власов оказался предателем, высту-
пившим на стороне Германии [6; 45].
Сразу же после войны под пристальным вниманием Сталина оказался
Г. К. Жуков. 27 июня 1945 г. Сталин пригласил к себе на дачу под Мо-
сквой гостей на празднование Победы. Среди них были военачальники
С. И. Богданов, В. В. Крюков с женой, исполнительницей русских народ-
ных песен Л. А. Руслановой, А. В. Горбатов, В. И. Кузнецов, В. Д. Соколов-
ский, К. Ф. Телегин, И. И. Федюнинский, В. И. Чуйков. Продолжая празд-
новать победу, они всячески превозносили вклад в нее Жукова, говорили
о нем как о победителе Германии. А на следующий день с записями раз-
говоров был ознакомлен Сталин, и это стало причиной подозрительно-
сти по отношению к маршалу.
Видимо, его имел в виду Сталин, когда в разговоре с писателями
14 мая 1947 г. говорил о недостатках в вос п итании советско го патрио-
тизма у части советских людей. «Было преклонение перед иностранца-
ми... Сначала немцы, потом французы, было преклонение... У военных
тоже было... Сейчас стало меньше. Теперь нет, теперь и они хвосты за-
драли» [52]. Вероятно, речь могла идти о военных, которые впадали в
другую крайность, создавая преувеличенно высокое мнение о себе, чре-
ватое необоснованными претензиями и разного рода неприятностями.
Западная пропаганда подогревала подозрения в советских «верхах»
в отношении военных, утверждая, что они выступят на ближайших
выборах в Верховные Советы союзных республик с альтернативными
списками кандидатов в депутаты. Выдвижение на самые высшие посты
в государстве прочили Жукову. Д. Эйзенхауэр, командующий американ-
скими оккупационными войсками в Европе, в своем кругу пророчил:
«Мой друг Жуков будет преемником Сталина, и это откроет эру добрых
отношений» [5]. Жуков оправдывал подобные ожидания самостоятель-
ностью и независимостью суждений, проявлением непочтения к од-
ному из то гдашних фаворитов Сталина — министру госбезопасности
В. С. Абакумову, не особенно скрываемым желанием видеть себя на по-
сту министра обороны.
Для компрометации Жукова было использовано «трофейное дело» [9;
53] и так называемое «дело авиаторов» [47. С. 203—206; 54; 69]. Коман-
дующий Военно-Воздушными силами Советской Армии главный мар-
шал авиации А. А. Новиков и нарком авиационной промышленности
27
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
А. И. Шахурин [67; 68] по показаниям арестованного в начале 1946 г. мар-
шала авиации А. С. Худякова были обвинены в приеме на вооружение
самолетов и моторов, имевших производственные дефекты, ведущие
к большому числу катастроф. На основе сфабрикованных в ведомстве
В. С. Абакумова материалов Новиков, Шахурин и пятеро их подчинен-
ных были осуждены решением Военной коллегии Верховного суда на
разные сроки лишения свободы. Тень пала на Г. М. Маленкова и Л. П. Бе-
рию, отвечавших за работу авиационной промышленности. Во время
следствия по делу были также получены показания о попытках Ж укова
«умалить руководящую роль в войне Верховного Главнокомандования».
Весной 1946 г. были арестованы 74 генерала и офицера Группы совет-
ских войск в Германии по обвинениям в растрате фондов и вывозе для
себя из Германии и Австрии разного имущества, мебели, картин, драго-
ценностей (прошли испытания боями, но не устояли перед трофейной
роскошью). Однако вскоре после арестов в обвинениях стал фигуриро-
вать антиправительственный заговор военных во главе с Жуковым [15.
С. 546; 57].
Г. К. Жуков был отозван с руководящих постов в Германии, где его
заменил возведенный в маршальское звание В. Д. Соколовский, а затем
(с марта 1949-го по март 1953 г.) генерал армии В. И. Чуйков. В марте
1946 г. Жуков получил назначение на пост главнокомандующего Су-
хопутными войсками Советской Армии и заместителя министра обо-
роны СССР. А 1 июня 1946 г. состоялся разбор «дела Жукова» на засе-
дании Высшего военного совета. На основе вын у жденных показаний
арестованных ранее маршала А. А. Новикова и генерала К. Ф. Телегина
прославленного полководца обвиняли в организации заговора против
Сталина, в объединении вокруг себя генералов, недовольных совет-
ским строем, в непомерном преувеличении своей роли в победе над
Германией. Обвинения против Жукова в антиправительственном заго-
воре военных поддерживали члены Политбюро Маленков и Молотов.
Однако маршалы И. С. Конев, А. М. Василевский, К. К. Рокоссовский,
П. С. Рыбалко, хотя и отметили недостатки характера обвиняемого,
ошибки в его работе, твердо стояли на том, что заговорщиком он быть
не может. Соглашаясь с критикой, Жуков заявил на заседании, «что он
действительно допустил серьезные ошибки, что у него появилось за-
знайство, что он, конечно, не может оставаться на посту главкома су-
хопутных войск и что он постарается ликвидировать свои ошибки на
другом месте работы» [56. С. 417]. Обсуж дение закончилось выводом
Сталина: «А все-таки вам, товарищ Жуков, придется на некоторое вре-
мя покинуть Москву» [58]. Внешне казалось, что он не желал идти из-за
маршала на конфликт с членами Политбюро.
3 июня 1946 г. Жуков получил назначение на пост командующего
Одесским военным округом. Однако этим дело не закончилось. Против
него выдвигались новые обвинения, в частности в присвоении и выво-
зе из Германии большого количества различных ценностей. В феврале
1947 г. его вывели из числа кандидатов в члены ЦК, в январе 1948-го
назначили на командование менее значимым Уральским военным
округом. Опала Жукова закончилась летом 1951 г., а на XIX съезде пар-
тии его вновь избрали кандидатом в члены ЦК.
Жертвами интриг после войны стали и другие представители генерали-
тета. Г. И. Кулик и В. Н. Гордов изобличены как «сторонники реставрации
капитализма в СССР». Маршал артиллерии Н. Д. Яковлев (начальник Глав-
ного артиллерийского управления в годы войны, а с 1948 г. — заместитель
военного министра) постановлением Совмина «О недостатках 57-мм ав-
томатических зенитных пушек С-60» снят с поста и в феврале 1952-го аре-
стован по обвинению во вредительстве. Вместе с ним были арестованы
начальник ГАУ И. И. Волкотрубенко и заместитель министра вооружения
И. А. Мирзаханов. Но за 15 с лишним месяцев следствие так и не выяви-
ло фактов, которые могли бы послужить основанием для их осуждения.
В 1948 г. по «трофейному делу» репрессиям подвергся генерал-лейтенант
В. В. Крюков и его жена Л. А. Русланова (реабилитированы в 1953 г.).
2 февраля 1948 г. на скамье подсудимых оказался адмирал флота
Н. Г. Кузнецов (нарком Военно-морского флота СССР с апреля 1939-го до
февраля 1946 г.), адмиралы В. А. Алафузов и Л. М. Галлер, вице-адмирал
Г. А. Степанов, занимавшие руководящие должности в наркомате в годы
войны. Поначалу, в декабре 1947 г., они были преданы «суду чести». Их
признали виновными в передаче несекретной парашютной торпеды
англичанам и в низкопоклонстве перед Западом. По решению «суда че-
сти» дело было передано в военный трибунал. В результате Алафузов и
Степанов приговорены к десяти годам заключения, Галлер — к четырем
(реабилитированы в 1953 г.). Кузнецова тоже признали виновным, но
освободили, учтя заслуги, с понижением в воинском звании на три сту-
пени до контр-адмирала.
За кулисами «дела» стоял Сталин. Н. Г. Кузнецов не всегда соглашался
с его решениями по флоту. Он считал ошибочным предложение разде-
лить Балтийский и Тихоокеанский флоты каждый на два флота. Флоты
были разделены, после смерти Сталина их вновь объединили. Осужда-
лись выступления Кузнецова против строительства кораблей устарев-
ших проектов, считались чрезмерными его требования к качеству по-
ставляемой флоту продукции.
Тем не менее в июне 1948 г. Н. Г. Кузнецов вернулся на руководящую
работу и был назначен заместителем главкома войсками Дальнего Вос-
тока по Военно-морским силам. Через год стал командующим Тихо-
океанским флотом. С июня 1951-го по март 1953 г. был военно-морским
министром СССР, позднее — первым заместителем министра оборо-
ны СССР — главнокомандующим Военно-морскими силами. В ноябре
1955 г., после взрыва на линкоре «Новороссийск» с большими человече-
скими жертвами, снят с должности и уволен в отставку [60].
В марте 1947 г. Сталин сложил с себя полномочия министра Воору-
женных сил СССР и передал их сначала Н. А. Булганину, а затем A. M. Ва-
силевскому (март 1949 г.). Последний исполнял их до ма рта 1953 г.
В феврале 1950-го из Министерства Вооруженных сил СССР были выде-
лены Военно-морские силы и образовано Вое нно-морское министерст-
во (министры — И. С. Юмашев, Н. Г. Кузнецов), а Министерство Воору-
29
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
женных сил переименовано в Военное министерство. 15 марта 1953 г.
оно вновь объединено с Военно-морским министерством в одно — Ми-
нистерство обороны СССР, просуществовавшее до 26 д екабря 1991 г.
3
Уже к концу войны становились заметными изменения в расстановке
сил в самом Политбюро ЦК. Явно ослабевали позиции старших по по-
литическому возрасту соратников Сталина. Л. М. Каганович постановле-
нием ГКО снят с поста наркома путей сообщения (март 1942 г.): «Несмо-
тря на его удовлетворительную работу в НКПС в мирное время, не сумел
справиться с работой в условиях военной обстановки» [30. С. 117—118].
К. Е. Ворошилов в ноябре 1944 г. был выведен из ГКО, поскольку, как
было отмечено еще в апреле 1942-го, «не оправдал себя на порученной
ему работе на фронте» [55. С. 136—137]. В. М. Молотов был резко осужден
за санкцию на публикацию речи Черчилля в советской печати, обеща-
ния ослабить цензуру (декабрь 1945 г.) и даже за согласие в 1946 г. на
избрание почетным членом АН СССР, в котором Сталин увидел умале-
ние достоинства «государственного деятеля высшего типа» [26]. Особое
недовольство вызвано тем, что он не удержал собственную супругу «от
ложных шагов и связей с антисоветскими еврейскими националистами,
вроде Михоэлса» [47. С. 313].
«Дело авиаторов» пошатнуло позиции Г. М. Маленкова. 6 мая 1946 г.
вышло постановление Политбюро, в первом пункте к оторого утвержда-
лось: «Установить, что т. Маленков, как шеф над авиационной промыш-
ленностью и по приему самолетов — над военно-воздушными силами,
морально отвечает за те безобразия, которые вскрыты в работе этих
ведомств (выпуск и приемка недоброкачественных самолетов), что он,
зная об этих безобразиях, не сигнализировал о них в ЦК ВКП(б)». Второй
пункт постановления гласил: «Признать необходимым вывести т. Мален-
кова из состава Секретариата ЦК ВКП(б)» [47. С. 206]. Утратив секретар-
ский пост, он, тем не менее, остался одним из заместителей Председа-
теля Совета Министров и членом Политбюро (избран в марте 1946 г.).
13 мая 1946 г. он возглавил Специальный комитет по реактивной техни-
ке и первые месяцы опалы был сосредоточен на его проб лемах.
Как некоторое умаление власти Берии следует рассматривать его
перемещение с поста министра внутренних дел на пост председателя
Специального комитета при ГКО по руководству «всеми работами по
использованию внутриатомной энергии урана». На эту должность он
был назначен 20 августа 1945 г. На посту министра в декабре 1945-го
его заменил С. Н. Круглов. Оставаясь в Политбюро, Берия и Маленков
пользовались любой возможностью для дискредитации Жданова и его
выдвиженцев — Н. А. Вознесенского (председатель Госплана СССР),
А. А. Кузнецова (секретарь ЦК, в 1945—1946 гг. — первый секретарь Ле-
нинградского обкома и горкома партии), М. И. Родионова (председатель
Совмина РСФСР). Сталин поначалу считал, что именно эти его сорат-
ники должны занять лидирующие позиции в руководстве СССР после
его ухода от власти, что и стало причиной ревности к ним со стороны
других претендентов на высшие руководящие посты в послесталинском
руководстве.
Неблагоприятно для «ленинградцев» (партийные и государственные
деятели, выдвинутые во власть Ждановым) развивались события на ме-
ждународной арене. Вопреки их предположениям, противоречия между
социализмом и капитализмом проявились в большей мере, чем внутри
ведущих капиталистических стран. Объективно виноватыми они ока-
зались и в том, что в подведомственном А. А. Жданову Ленинграде был
проявлен либерализм в отношении поэтессы А. Ахматовой и писателя
М. Зощенко. В 1942 г. сам Жданов, несмотря на негативное отношение
к поэзии Ахматовой, при ее эвакуации в Ташкент звонил секретарю
ЦК КП(б) Узбекистана с просьбой позаботиться о ней. В 1943 г. в Таш-
кенте был издан сборник ее стихов.
Главным прегрешением Ахматовой было то, что она в ноябре 1945 г.
несколько раз без санкции властей встречалась с Исайей Берлиным,
вторым секретарем посольства Великобритании в СССР, известным ли-
тературоведом и философом. Сын богатейшего торговца лесом из им-
перского Петербурга, он в 1920 г. в десятилетнем возрасте был увезен
родителями в Англию, где получил блестящее аристократическое обра-
зование, до 1945 г. работал в британских спецслужбах. С Ахматовой они
беседовали не только о поэзии, Достоевском и модных тогда Дж. Джойсе
и Ф. Кафке, но и о гибели Н. Гумилева и О. Мандельштама, о расстрелах
в лагерях. В то же время с оптимизмом смотрели в будущее, отводя в нем
не последнюю роль и себе. «Он не станет мне милым мужем, / Но мы
с ним такое заслужим, / Что смутится Двадцатый Век», — писала позднее
Ахматова о Берлине [2; 3].
Недовольство Сталина было вызвано также восторженным приемом,
оказанным Ахматовой 3 апреля 1946 г. в Колонном зале Дома Союзов
на вечере встречи с ленинградскими поэтами. Вечер был проведен в на-
рушение касающегося Ахматовой негласного постановления 1925 г.: не
арестовывать, но и не печатать. У Зощенко «недостатки» оказались еще
существеннее. Недоброжелатели Жданова играли на том, что сатириче-
ские произведения писателя использовались в годы войны Геббельсом
для уничижительных оценок русского человека. Однако кремлевская
критика писателей носила не столько репрессивный, сколько воспи-
тательный характер. Уже в сентябре 1947 г. десять «Партизанских рас-
сказов» Зощенко были опубликованы в журнале «Новый мир». Ахматова
была восстановлена в Союзе советских писателей в январе 1951 г., Зо-
щенко заново принят в Союз писателей в июне 1953-го. В деле Ахмато-
вой и Зощенко Жданов, по выражению его биографа А. Н. Волынца, «по-
пал под раздачу»: «Георгий Маленков, чей клан боролся за власть, собрал
подборку политически вредных цитат из ленинградских газет и ж урна-
лов того года и показал Сталину. Тот вызвал ленинградского секретаря,
которому пришлось несколько судорожно реагиров ать» [50]. Тем не ме-
нее Жданову удавалось сохранить позицию второго лица в Политбюро
ЦК ВКП(б) до лета 1948 г.
31
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
Проигрыш «ленинградцев» явственно обозначился 1 июля 1948 г.
в связи с возвращением из опалы Маленкова и новым назначением его
на пост секретаря ЦК. Внезапная смерть Жданова 31 августа 1948 г. уско-
рила разгром «ленинградцев». В начале 1949 г. от обязанностей секрета-
ря ЦК был освобожден А. А. Кузнецов, из Политбюро вывели Вознесенс-
кого. В то же время были ослаблены позиции «старой гвардии». В марте
1949 г. Микоян (связанный родственными отношениями с Кузнецовым)
был освобожден от руководства внешней торговлей. Молотов утратил
пост министра иностранных дел (назначен А. Я. Вышинский). Смеще-
ние Молотова, остававшегося в сознании народных масс вторым лицом
в государстве, фактически означало лишение его возможности наследо-
вать высшую власть в стране в случае ухода от дел Сталина.
4
Период с марта 1949-го по июль 1951 г. характеризуется резким уси-
лением в руководстве позиций Маленкова и Берии (шансы последнего
подкреплялись успешным испытанием атомной бомбы), приближени-
ем к властному Олимпу Н. С. Хрущева (в декабре 1949 г. избран первым
секретарем МК и МГК и секретарем ЦК партии и сменил на этих по-
стах «ленинградца» Г. М. Попова). Параллельно происходило укрепле-
ние позиций заместителя председателя Совмина СССР Н. А. Булганина.
В феврале 1948 г. он был переведен из кандидатов в члены Политбюро,
а в феврале 1951-го утвержден председателем бюро Совмина по военно-
промышленным и военным вопросам.
В 1949 г. по сфабрикованному при активном участии Маленкова «Ле-
нинградскому делу» началось уголовное преследование большой груп-
пы руководителей. Первые аресты произведены в августе. Обвинялись
А. А. Кузнецов, М. И. Родионов, П. С. Попков в проведении в Ленинграде
Всероссийской оптовой ярмарки без специальной санкции правитель-
ства, Н. А. Вознесенский — в умышленном занижении государственных
планов, фальсификации статистической отчетности и утере секретных
документов. Очевидно, в связи с арестами «преступников» столь высоко-
го ранга в январе 1950 г. была восстановлена смертная казнь, отменен-
ная 26 мая 1947 г.
Подоплека преследований «ленинградцев» хорошо представлена в под-
готовленном Маленковым и Берией проекте закрытого письма Политбю-
ро членам и кандидатам в члены ЦК от 12 октября 1949 г.: «Можно считать
установленным, что в верхушке бывшего ленинградского руководства
уже длительное время сложилась враждебная партии группа... С одним из
руководящих членов этой группы Капустиным, как выяснилось теперь,
во время пребывания его в 1936 г. в Лондоне установила связь английская
разведка. Сейчас стало очевидным, что Кузнецов А. и Попков имели сведе-
ния об этом, но скрыли их от ЦК... Во вражеской группе Кузнецова неод-
нократно обсуждался и подготавливался вопрос о необходимости созда-
ния Российской коммунистической партии большеви ков... и ЦК РКП(б)
и о переносе столицы РСФСР из Москвы в Ленинград. Эти мероприятия

Кузнецов и др. мотивировали в своей среде клеветническими доводами,
будто бы ЦК ВКП(б) и Союзное правительство проводят антирусскую по-
литику и осуществляют протекционизм в отношении других народов за
счет русского народа» [16. C. 55]. Большую долю ответственности Мален-
ков и Берия возлагали и на покойного Жданова.
На еще одну причину подозрительности Сталина в отношении «ленин-
градцев» указывается в мемуарах А. И. Микояна. По его словам, «ленин-
градцы» были якобы «недовольны засильем кавказцев в руководстве стра-
ны и ждали естественного ухода из жизни Сталина, чтобы изменить это
положение, а пока хотели перевести Правительство РСФСР в Ленинград,
чтобы оторвать его от московского руководства» [36. C. 567]. П. С. Попкову
припоминали, что он в разговорах со «встречными и поперечными» «аги-
тировал» за создание, по образцу других союзных республик, Компартии
России со штаб-квартирой в Ленинграде, за перевод туда правительства
РСФСР. О Вознесенском говорили как о будущем председателе Совета
Министров РСФСР, о Кузнецове — как о первом секретаре ЦК КП РСФСР,
о Жданове — как о генеральном секретаре. У обвиняемых были и другие
прегрешения, но главные, «и “кавказцы”, и желание отдалить руко водство
России от руководства СССР были рассчитаны на Сталина: он охотно кле-
вал на такие вещи» [36. C. 568]. И тут он легко поддался внушению: «Если
из его рук уходит российская партия и российская государственность, то
он остается генералом без армии». Как написал о Сталине С. Ю. Рыбас,
после войны «он испугался того, что во время войны пестовал как непо-
бедимую силу,— русского национализма» [48]. Иными словами, Жданов и
«ленинградцы» шли национал-большевистским путем несколько дальше,
чем это было приемлемо для Сталина. Он не дал санкции на рассылку
письма Маленкова и Берии от октября 1949 г., однако карательную маши-
ну против «ленинградцев» не остановил.
В конце сентября 1950 г. обвиняемые предстали перед судом. Средст-
ва массовой информации о нем ничего не сообщали, чтобы не давать
повода для слухов о расколе в руководстве страны. После расстрелов
26 главных обвиняемых (1 октября 1950 г.) последовала «чистка», закон-
чившаяся увольнением с работы и осуждением 69 руководителей, обя-
занных своим выдвижением ленинградской партийной организации,
и 145 их близких и дальних родственников. Из 214 осужденных 36 рабо-
тали в Ленинградском обкоме и горкоме партии, в областном и город-
ском исполкомах, 11 занимали руководящие посты в других обкомах
партии и облисполкомах, 9 — в райкомах и райисполкомах Ленинград-
ской области.
Проигрыш «ленинградцев» обусловлен отнюдь не тем, что их про-
тивники оказались более искусными в интригах и аппаратных комби-
нациях. В более широком плане он означал поражение направления
в руководстве страной, ориентированного на первоочередное решение
внутренних политических, экономических и гражданских проблем —
смещение приоритетов хозяйственного развития в сторону отраслей
группы «Б», решение проблем политического образования и культуры,
подготовку новых Конституции и Программы партии. Это было побе-
33
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
дой направления, связанного с руководством военно-промышленным
комплексом и делавшего ставку на его всемерное развитие как главного
инструмента в сражениях на фронтах «холодной войны» и, в конечном
счете, — на достижение мирового господства под флагами социализма
и коммунизма.
В. Д. Кузнечевский, автор новейших исследований о «Ленинград-
ском деле» и «русском вопросе», полагает, что все «ленинградцы» были
искренне преданы Советской власти, но считали, что интересы рус-
ского населения в СССР учитываются недостаточно. Возможно, после
провозглашенной Сталиным здравицы в честь русского народа они
ошибочно решили, что реализация русских национальных интересов
совместима с общепартийной политической линией. По версии Куз-
нечевского, русский партикуляризм ленинградцев в наибольшей сте-
пени проявился в идеях экономических преобразований, которые они
успешно продвигали в послевоенный период, в частности, призывая
более активно перенаправлять ресурсы в социально-экономическую
сферу. Именно в этом заключалось ключевое идейное противоречие
с московскими конкурентами (Маленков, Берия), полагавшими, что
наращивание оборонного потенциала должно быть приоритетным
направлением экономического развития. Кузнечевский убежден, что
проекты, которые ленинградцы стремились воплотить в жизнь, были
наивной попыткой укрепить позиции титульной нации в контексте
многонационального Союза. Эти инициативы, в сущности, полно-
стью соответствовавшие реализуемой партийной линии, тем не менее,
встревожили Сталина, который усмотрел в них стремление к админи-
стративной автономии и этническому самоопределению. Основная же
причина репрессий усматривается в страхе Сталина перед пробужде-
нием русского национального самосознания в партийной элите как
угрозе своей безраздельной власти [27].
Акцентируя внимание на роли А. А. Жданова как лидера ленинград-
ской группировки и так называемой Русской партии, Кузнечевский по-
лагает, что после войны Жданов вынашивал идею трансформации по-
литического режима СССР в некое подобие социал-демократического
устройства, при котором этнически русское население страны будет
играть доминирующую роль [28]. Биограф Жданова и вовсе полагает,
что он «явился последним концептуальным национальным идеологом
русского государства» [7; 8]. Именно Жданов курировал и направлял де-
ятельность по разработке новой Программы партии 1947 г., проект ко-
торой предусматривал устранение ее монолитной диктатуры и введение
децентрализованной системы управления. В то же время Жданов выдви-
гал предложения по диверсификации экономики с целью увеличения
субсидий в легкую промышленность и производство товаров народного
потребления. Считается, что Сталин, критически воспринявший пред-
ложения Жданова, отказался от идеи создания новой Программы пар-
тии [29. С. 61—75].
Вероятно, не подозревая о степени недовольства Сталина, Жданов и
его сподвижники продолжали отстаивать свой подход к реорганизации
 
внутренней политики. По мнению Кузнечевского, это находит подтвер-
ждение в попытках председателя Совета Министров РСФСР Родионова
заручиться поддержкой вождя в деле организации бюро Центрального
комитета ВКП(б) по РСФСР в период 1947—1948 гг. Сталин, по-видимо-
му, проигнорировал такие предложения, опасаясь сепаратистских тен-
денций.
«Русская партия» не подвергалась опале за свои предложения «наци-
оналистического характера», пока их и нтересы перед лицом Сталина
защищал Жданов. После его смерти в августе 1948 г. «ленинградская
группа» оказалась в уязвимом положении. В течение нескольких меся-
цев Г. М. Маленков, Л. П. Берия собрали достаточное количество матери-
алов для ее компрометации и устранения от ключевых рычагов власти.
Сталин прекрасно понимал, что репрессии были направлены не столь-
ко против бывших соратников Жданова, сколько в массовом порядке
против этнических русских, занимавших в то время ключевые посты
в структурах партийного и советского руководства страны: «Фактически
была выбита из управленческих структур едва не вся интеллектуальная
элита русского народа, которая, благодаря энергичному напору Андрея
Александровича Жданова, сумела выдвинуться в эти структуры в предво-
енные, военные и послевоенные годы» [1. С. 101—104].
5
С арестом министра государственной безопасности В. С. Абакумова
(июль 1951 г.) начался этап подготовки Сталиным более радикальных
изменений в руководстве страной. Министр МГБ, бывший главным ис-
полнителем расправы над «авиаторами», Жуковым, «ленинградцами»,
видимо, не вполне устраивал Сталина как организатор расследования
«преступлений» Еврейского антифашистского комитета (ЕАК).
Преследования комитета перешли в активную фазу со времени гибе-
ли (январь 1948 г.) его руководителя С. М. Михоэлса, подозревавшегося
в попытках использовать дочь Сталина Светлану и ее мужа Г. И. Моро-
зова в корыстных интересах евреев. Особое негодование Сталина выз-
вало то, что по каналам Еврейского комитета в США транслировались
слухи о его виновности в гибели (1932) жены Надежды Сергеевны и дру-
гих родственников. В связи с этим были арестованы в конце 1947 г. два
сотрудника академических институтов, «изобличившие» родственников
Сталина по линии жены — А. С. Аллилуеву, Е. А. Аллилуеву, ее второго
мужа Н. В. Молочникова и дочь от первого брака с братом жены Сталина
К. П. Аллилуеву как источник «клеветнических измышлений по адресу
членов правительства». Михоэлс был «изобличен» как «еврейский наци-
оналист» и распространи тель измышлений [25. С. 162—165; 51. С. 477].
С деятельностью ЕАК было решено покончить после ряда восторжен-
ных встреч, устроенных посланнице недавно возникшего еврейского
государства (провозглашено 14 мая 1948 г. на основе решения Гене-
ральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г.) Голде Меир во время ее
визита в Москву в сентябре 1948 г. СССР поддерживал создание Израи-
35
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
ля в расчете получить в его лице новое социалистическое государство
и верного союзника. В Москве назывались даже возможные руководите-
ли нового государства. Премьером предлагали избрать С. А. Лозовского
(член ЦК ВКП(б), бывший заместитель министра иностранных дел и на-
чальник Совинформбюро), министром обороны — Д. А. Драгунского
[59] (гвардии полковник танковых войск, позднее — генерал-полковник,
дважды Герой Советского Союза). Поощрялась негласная эмиграция со-
ветских евреев на историческую родину. Однако Израиль вскоре после
возникновения установил тесные отношения с США, выбрав капитали-
стический путь развития. В этих условиях просьбы Меир о расширении
военной помощи и эмиграции становились неуместными, а эмигра-
ция стала расцениваться как проявление буржуазного национализма.
Не нравились Сталину и дружеские отношения, завязавшиеся у Меир
с женой Молотова П. С. Жемчужиной.
Еврейский «национализм», как и в случае с другими наказанными на-
родами, было решено покарать. 20 ноября 1948 г. Политбюро ЦК по-
становило «немедля распустить» ЕАК. Вскоре были арестованы 15 чле-
нов его президиума и активистов, в том числе: поэты Д. Р. Бергельсон,
Л. М. Квитко и П. Д. Маркиш; С. Л. Брегман, заместитель министра Госкон-
троля РСФСР; В. Л. Зускин, занявший пост Михоэлса в еврейском театре;
И. С. Фефер, секретарь ЕАК; Б. А. Шимелиович, главный врач Централь-
ной клинической больницы им. С. П. Боткина; академик Л. С. Штерн,
руководительница Института физиологии Академии медицинских наук;
И. С. Юзефович, научный сотрудник Института истории АН СССР. Аресту
подверглись также С. А. Лозовский, отвечавший за работу ЕАК по линии
государственных структур, и П. С. Жемчужина, оказывавшая протекцию
комитету.
Абакумов проявил медлительность в организации расследования
«дела ЕАК» (оно завершено было уже без его участия летом 1952 г.). По-
явились подозрения, что делает он это намеренно. Такое предположе-
ние высказано 2 июля 1951 г. в письме следователя по особо важным
делам МГБ СССР М. Д. Рюмина на имя Сталина, которое готовилось с по-
мощью аппарата Маленкова. В нем утверждалось, что Абакумов созна-
тельно тормозил расследование дела «еврейского националиста» карди-
олога Я. Г. Этингера (арестован 18 ноября 1950, умер в тюрьме 3 марта
1951, дал показания о том, что «имел террористические намерения»,
«практически принял меры к тому, чтобы сократ ить жизнь» А. С. Щер-
бакова в 1945 г.). Абакумов признал показания «надуманными», прика-
зал перевести больного врача в сырую и холодную камеру, где тот умер.
Намеренное умертвление якобы помешало получить сведения о вреди-
тельской деятельности врачей.
Немедленно созданная постановлением Политбюро комиссия в со-
ставе Маленкова, Берии, заместителя председателя Комиссии партий-
ного контроля при ЦК партии М. Ф. Шкирятова, представителя ЦК в
МГБ С. Д. Игнатьева (министр госбезопасности с августа 1951 г.) должна
была проверить изложенные Рюминым факты. Факты были признаны
объективными. Так зародилось «дело врачей-отравителей», будто бы
 
погубивших членов Политбюро А. С. Щербакова, А. А. Жданова, старав-
шихся вывести из строя маршалов А. М. Василевского, Л. А. Говорова,
И. С. Конева и др. По версии Рюмина, евреи решили сделать Абакумова
марионеточным диктатором и за его спиной править страной. При этом
деятели культуры и искусства обеспечивали бы связи с американцами,
врачи-убийцы должны были устранять лидеров страны, открывая путь
Абакумову, офицеры МГБ — непосредственно захватить власть.
Правдоподобность существования заговора обосновывалась показа-
ниями арестованного заместителя начальника следственной части по
особо важным делам МГБ полковника Л. Л. Шварцмана, оговорившего
многих своих коллег по репрессивному ведомству и признавшегося в са-
мых невероятных собственных преступлениях, включая ярый национа-
лизм, организацию убийства Кирова, гомосексуализм, инцест — в явном
расчете на то, что его сочтут сумасшедшим. Однако судебно-психиатри-
ческая экспертиза признала Шварцмана вменяемым. Часть его показа-
ний была признана настолько существенной, что дело Абакумова впредь
именовалось «делом Абакумова — Шварцмана» [25. С. 492; 70].
В раскручивании дела использовались письма заведующей отделе-
нием Лечебно-санитарного управления Кремля Л. Ф. Тимашук, по не-
давним еще представлениям давшие толчок «делу врачей». Письма,
в которых отстаивался правильный диагноз смертельного заболевания
Жданова, были «раскопаны» М. Д. Рюминым в августе 1952 г. и стали по-
водом для дискредитации возглавлявшего почти четверть века личную
охрану Сталина генерал-лейтенанта Н. С. Власика и А. Н. Поскребышева
(помощник генсека в 1924—1929 гг., заместитель заведующего и заведу-
ющий Секретным отделом ЦК в 1929—1934 гг., заведующий особым сек-
тором Секретариата ЦК в 1934—1952 гг., секретарь Президиума и бюро
Президиума ЦК в 1952—1953 гг.).
Для Сталина версия о заговоре в МГБ могла быть большой находкой.
Используя жупел национализма и сионизма, можно было не только
окончательно устранить от власти Молотова, Ворошилова, Микояна,
Кагановича, Андреева и многих других партийных и государственных
деятелей, имевших родственные связи в еврейской среде, но и указать
на них как на причину отсутствия заметных улучшений в материальной
и духовной жизни народа-победителя.
Кадровые перестановки, оформленные после XIX съезда партии на
пленуме ЦК 16 октября 1952 г., положили начало процессу масштабного
обновления руководящих кадров. Если по решению предшествующего
съезда в Политбюро было 9 членов и 2 кандидата, а в Секретариате —
4 члена, то новый состав Президиума ЦК КПСС (название высшему орга-
ну партийной власти дал XIX съезд) включал 25 членов и 11 кандидатов,
Секретариат — 10 членов. Расширение этих структур мотивировалось
упразднением существовавшего прежде Оргбюро ЦК.
Новый ареопаг становился своего рода резервом для выдвижения на
первый план новых властителей. На пленуме Сталин обрушился с рез-
кой критикой на Молотова и Микояна, обвиняя их в нестойкости, тру-
сости и капитулянтстве перед американским империализмом. Как гру-
37
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
бая политическая ошибка было расцен ено стремление Молотова быть
«адвокатом незаконных еврейских претензий на наш Советский Крым»
[41]. В образованном на пленуме, но не предусмотренном Уставом пар-
тии бюро Президиума ЦК помимо Сталина значились Берия, Булганин,
Ворошилов, Каганович, Маленков, Первухин, Сабуров и Хрущев. Пред-
ставительство «старой партийной гвардии» в ближайшем окружении
Сталина сводилось к минимуму.
В ноябре 1951 г. начало рассматриваться еще одно «дело», чреватое
важными политическими последствиями. Было принято постановление
«О взяточничестве в Грузии и об антипартийной группе Барамия», в ко-
тором утверждалось, что в этой республике вскрыта мингрельская на-
ционалистическая организация, которую возглавлял секретарь ЦК КП
Грузии М. И. Барамия. Новое постановление ЦК (от 27 марта 1952 г.)
о положении дел в компартии Грузии «уточняло», что нелегальная на-
ционалистическая группа «ставила своей целью отторжение Грузии от
Советского Союза». По этому «делу» были арестованы как «буржуазные
националисты» 7 из 11 членов бюро ЦК КП Грузии, 427 секретарей об-
комов, горкомов и райкомов партии. Арестован весь партийный актив
Мингрелии. В одном из докладов Сталину по этому «делу» Рюмин и Иг-
натьев изложили подозрения министра государственной безопасности
Грузии Н. М. Рухадзе в адрес Берии, который якобы скрывал свое еврей-
ское происхождение и тайно готовил заговор против Сталина. Таким
образом, «мингрельское дело» могло обернуться и против «самого боль-
шого мингрела». Берия это прекрасно сознавал и, будучи арестованным,
отмечал в письме от 1 июля 1953 г. благ одетельную роль Маленкова
в своей судьбе, «особенно когда хотели меня связать с событиями в Гру-
зии» [46. С. 19].
Скорее всего, Берия не оставался безучастным к надвигавшейся опа-
сности. Незадолго до марта 1953 г. оказались арестованными Поскребы-
шев и Власик, неприязненно относившийся к Берии. 15 февраля 1953 г.
скончался полный сил комендант Кремля генерал-майор П. Е. Косынкин,
назначенный Сталиным на эту должность из своей охраны. Оставаясь
на своих постах, они вряд ли позволили бы проявить медлительность
в оказании медицинской помощи сраженному инсультом Сталину, ка-
кую открыто продемонстрировали Берия, Маленков и Хрущев. В резуль-
тате их нера спорядительности Сталин после удара был без помощи ох-
раны и врачей не менее 26 часов [64].
«Дело врачей» приобрело зримые очертания в ноябре 1952 г., ког-
да на Лубянке оказались начальник Лечебно-санитарного управления
Кремля П. И. Егоров, известные профессора медицины В. Н. Виногра-
дов, В. Х. Василенко, Б. Б. Коган. Сталин был недоволен нерешительно-
стью министра Игнатьева, приказал отстранить от дела одного из глав-
ных его вдохновителей — Рюмина, который, видимо, опасаясь участи
Ягоды, Ежова, Абакумова, явно умерил свой пыл. 15 ноября вместо Рю-
мина был назначен новый следователь по «делу врачей» — заместитель
министра госбезопасности С. А. Гоглидзе. Вскоре врачи «дали» нужные
показания.

Вопросы о вредительстве в лечебном деле и положении в МГБ были
вынесены на обсуждение Президиума ЦК КПСС. Заседание состоялось
1 декабря 1952 г. Судя по дневниковым записям члена Президиума ЦК
В. А. Малышева, Сталин говорил: «Чем больше у нас успехов, тем больше
враги будут стараться нам вредить. Об этом наши люди забыли под вли-
янием наших больших успехов, появилось благодушие, ротозейство, за-
знайство. Любой еврей-националист — это агент американской развед-
ки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасл и США (там можно
стать богачом, буржуа и т. д.). Они считают себя обязанными американ-
цам. Среди врачей много евреев-националистов. Неблагополучно в ГПУ
(использовано название органов МВД и МГБ в 19 22—1934 гг. — А . В.).
Притупилась бдительность. Они сами признаются, что сидят в навозе,
в провале. Надо лечить ГПУ» [33. С. 140]. За лечение принялись безотла-
гательно.
Уже 4 декабря в постановлении ЦК партии «О вредительстве в лечеб-
ном деле» [12. С. 462—463] вина за «вражескую группу врачей-отравителей
и еврейских националистов» возлагалась на министра здравоохранения
СССР Е. И. Смирнова, министра МГБ В. С. Абакумова и начальника Глав-
ного управления охраны Н. С. Власика. В записке «О положении в МГБ»,
составленной по итогам заседания Президиума ЦК от 4 декабря 1952 г.,
отмечалось, что «партия слишком доверяла и плохо контролировала» его
работу, и требовалось «решительно покончить с бесконтрольностью в де-
ятельности органов» [19. С. 590; 13. С. 258].
9 января 1953 г. бюро Президиума ЦК обсудило проект сообщения
ТАСС об аресте группы «врачей-вредителей». 13 января появилась «хро-
ника ТАСС» о раскрытии органами госбезопасности «террористической
группы врачей, ставящих своей целью путем вредительского лечения со-
кратить жизнь активным деятелям Советского Союза». В числе ее участ-
ников были названы девять человек. Шестеро из них были евреями по
национальност и, трое — русскими. 22 февраля по всем областным управ-
лениям МГБ разослан приказ, предписывавший немедленно уволить из
МГБ сотрудников еврейской национальности [35. С. 60]. Однако до суда
над «врачами-отравителями» дело не дошло. «Дело врачей», п о словам
Л. М. Кагановича, «пошло на убыль само собой» еще при Сталине [66.
С. 176]. Считается, что Сталин лично распорядился прекратить публика-
цию материалов, связанных с «делом врачей» в «Правде» либо вечером
27-го, либо утром 28 февраля [34. С. 216].
С 25 февраля 1953 г. в СССР была приглушена антисионистская и ан-
тиамериканская риторика. Объяснение видится в публично данном
этим днем согласии президента США Эйзенхауэра на встречу со Стали-
ным, ранее (24 декабря 1952 г.) заявившим о готовности к возобновле-
нию сотрудничества с Западом и к встрече с президентом Соединенных
Штатов в интервью газете «Нью-Йорк таймс» [23]. Согласие могло быть
расценено как поворот США к более реалистичной политике в отноше-
нии стран социалистического лагеря, делающий излишним продолже-
ние демонстрации устрашения в отношении прозападнически настро-
енной еврейской диаспоры этих стран.
39
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
Авторы другой версии придают особое значение появлению в «Правде»
от 7 февраля 1953 г. фельетона «Простаки и проходимец» и ряда других по-
добных публикаций в советской прессе первых месяцев 1953 г. [20], в ко-
торых многочисленные персонажи с еврейскими фамилиями представля-
лись жуликами и стяжателями, а на работу их принимали якобы слишком
доверчивые простаки и потерявшие элементарную бдительность люди.
Публикации породили волну слухов о предстоящем поголовном выселе-
нии евреев в отдаленные края по аналогии с другими наказанными наро-
дами. Для прекращения таких слухов якобы ничего не предпринималось.
Делалось это якобы для того, чтобы довести антисемитскую истерию до
высшей точки, вызвать антисоветскую волну на Западе, развязать войну
и окончательно сокрушить всемирное зло (капитализм) и его агентов (ме-
ждународное еврейство). Со смертью Сталина замысел оказался нереали-
зованным [24]. На наш взгляд, это чистейшей воды домысел.
В конце 1952 г. Сталин подобрал достойного, с его точки зрения, пре-
емника на должность Председателя Совета Министров СССР. Выбор пал
на сравнительно молодого первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии
П. К. Пономаренко. У этой версии есть серьезное подтверждение от быв-
шего Председателя Верховного Совета СССР А. И. Лукьянова, который
в бытность свою заведующим Общим отделом и секретарем ЦК КПСС
по административным органам имел возможность получить на этот
счет пря мое свидетельство от официальных лиц. По его словам, за не-
сколько дней до назначенного на 2 марта 1953 г. заседания Президиума
ЦК КПСС с ведома Сталина была подготовлена записка с предложени-
ем о назначении Председателем Совета Министров СССР Пономаренко.
Проект был завизирован почти всеми первыми лицами, за исключени-
ем Берии, Маленкова, Хрущева и Булганина. Именно они и сделали все,
чтобы не допустить принятия решения [31; 40].
Можно сказать, что это было четвертое из наиболее крупных полити-
ческих поражений Сталина за годы его правления, когда соратники не
позволяли ему провести в жизнь задуманные решения. Первым из таких
поражений было неприятие сталинского плана автономизации (октябрь
1922 г.), вторым — отказ от предлагавшегося перехода к альтернативности
на выборах в Верховный Совет СССР (октябрь 1937 г.), третьим — отказ
Политбюро предложить январскому (1944) плену му ЦК принять постанов-
ление о том, чтобы ограничить деятельность компартии вопросами агита-
ции и пропаганды и подбором ка дров. Четвертое — неприятие Политбюро
с талинского плана радикальных изменений в руководстве страной по-
сле XIX съезда партии и назначения Пономаренко Председателем Сов-
мина СССР. Четвертое поражение закончилось смертью реформатора.
Упущенные с этими поражениями возможности могли кардинально и зме-
нить развитие Советского государства и общества.
6
Ранним утром 1 марта 1953 г. вскоре после отъезда Маленкова, Бе-
рия, Хрущева и Булганина, приглашенных к Сталину накануне вечером

в Кунцево и, видимо, обсуждавших вопросы предстоящих изменений
в высших органах власти СССР, хозяина дачи сразил удар. Впавшего
в беспамятство вождя первым увидел сотрудник охраны П. В. Лозгачев,
когда в 22.30 вошел в малую столовую с доставленной из города почтой
[38. С. 232]. Диагноз допущенных к нему утром 2 марта главного тера-
певта Минздрава СССР профессора П. Е. Лукомского, академиков АМН
А. Л. Мясникова, Е. М. Тареева и других был установлен быстро: инсульт
с кровоизлиянием в мозг. 3 марта врачам стало ясно, что смерть неиз-
бежна. По радио передали правительственное сообщение о болезни
Председателя Совета Министров СССР и секретаря Центрального Ком и-
тета КПСС. 5 марта в 21 час 50 минут Сталин умер. Миллионы советских
людей были искренне опечалены утратой, другие связывали с ней на-
дежды на лучшую жизнь.
В тот же вечер, с 20 часов до 20.40, еще при живом Сталине, в Кремле
состоялось совместное заседание членов ЦК, Президиума Верховного
Совета СССР и министров правительства [39]. Л. П. Берия от имени бюро
Президиума ЦК предложил избрать на пост председателя правительства
Г. М. Маленкова. Собрание единогласно поддержало предложение. Па-
кет новых кадровых назначений далее собранию предлагал уже новый
глава Совмина. На посты первых заместителей предсовмина выдвинуты
Л. П. Берия, В. М. Молотов, Н. А. Булганин и Л. М. Каганович. Председате-
лем Президиума ВС СССР предложено избрать К. Е. Ворошилова, а осво-
бождающегося от этого поста Н. М. Шверника — председателем ВЦСПС.
Предлагалось также объединить ряд министерств, в том числе слить МГБ
с МВД и назначить главой укрупненного министерства Берию. На пост
министра иностранных дел выдвинут Молотов, министра Вооруженных
сил — Булганин, министра внутренней и внешней торговли — Микоян.
Здесь же было решено иметь в ЦК партии вместо Президиума и бюро
Президиума один орган — Президиум, «как это определено Уставом».
В его состав предложили 11 человек вместо избранных ранее 25.
Членами Президиума ЦК были избраны Сталин, Маленков, Берия, Мо-
лотов, Ворошилов, Хрущев, Булганин, Каганович, Микоян, Сабуров, Пер-
вухин. Секретарями ЦК вместо одиннадцати прежних стали четверо:
Н. С. Хрущев, С. Д. Игнатьев, П. Н. Поспелов, Н. Н. Шаталин. Хрущев среди
них был единственным членом Президиума ЦК и фактически — главой
Секретариата. Постановление совещания было объявлено 7 марта (уже
без имени Сталина среди членов Президиума ЦК). Новая конфигурация
власти определилась. На самый верх властной пирамиды возвращены
представители потесненной Сталиным «старой гвардии». Значительная
часть сталинских выдвиженцев октября 1952 г. (за исключением Сабу-
рова, Первухина, Поспелова, Шаталина) свои позиции утратила. На за-
седании объявлено о поручении Маленкову, Берии и Хрущеву привести
в должный порядок документы и бумаги Сталина, что было своеобраз-
ным индикатором принадлежности к подлинной власти в послесталин-
ском СССР.
Наиболее существенной в новой конфигурации власти является пол-
ная «реабилитация» совсем было оттесненных от нее Ворошилова, Ми-
41
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
кояна, Молотова, Кагановича. Молотов, имевший большой запас поли-
тического опыта и пользовавшийся большой популярностью в стране,
объективно становился возможным кандидатом на пост председателя
правительства, который он занимал с декабря 1930-го по май 1941 г.
Это проявилось в событиях июня 1957 г., ко гда Н. С. Хрущев чудом из-
бежал отставки с поста перво го секретаря ЦК КПСС благодаря звонкам
Е. А. Фурцевой председателю КГБ И. А. Серову и секретарю ЦК Н. Г. Иг-
натову во время отлучений с заседания Президиума ЦК «в дамскую ком-
нату» [37]. Таким образом был инициирован план срочного созыва всех
членов ЦК на пленум ради спасения Хрущева.
Что касается причин смерти Сталина, то многие историки склонны
считать, что она стала следствием заговора ряда лиц из его ближайшего
окружения с непременным участием министра Игнатьева. Берия припи-
сывал эту заслугу себе. 1 мая 1953 г. он якобы говорил на трибуне Мавзо-
лея Молотову так, чтобы слышали стоявшие рядом Хрущев и Маленков:
«Я всех вас спас... Я убрал его очень вовремя» [65. С. 396]. Эта версия по-
лучила широкое хождение. К примеру, в мае 1964 г. первый секретарь
ЦК Албанской компартии Энвер Ходжа резко осуждал советских лиде-
ров, которые «имеют наглость открыто рассказывать, как это делает Ми-
коян, что они тайно подготовили заговор, чтобы убить Сталина» [14].
Хрущев на митинге 19 июля 1963 г. в честь венгерской партийно-пра-
вительственной делегации свою филиппику в адрес Сталина закончил
недвусмысленным заявлением: «В истории человечества было немало
тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою
власть поддерживали топором» [54. С. 352].
Наряду с этим широко распространено мнение, что при смерти Ста-
лина никакого заговора не было. По заключени ю историка Ю. Н. Жу-
кова (2002 г.), «Сталин перенес три инсульта и умер от четвертого» [49].
В 2017 г. на вопрос журналиста «Виноват ли Хрущев сотоварищи в смер-
ти Сталина?» историк ответил: «Ни в коем случае». Вечером 28 февраля
1953 г. приехали к нему товарищи, посидели, поговорили за бокалами
домашнего вина. «Уехали, а у Сталина инсульт. Поначалу охрана побоя-
лась принимать меры, решила — ну заснул, спит, — и пропустила срок.
А этот инсул ьт у Сталина был четвертый. Спросите сегодня у любого
кардиолога, можно ли было в 1953 году спасти человека, у которого чет-
вертый инсульт? Вот и все» [17]. Известный врач-клиницист Ф. М. Лясс
в 2007 г. писал: «Для врача загадки в смерти Сталина нет: тяжелый ги-
пертоник, находящийся в перманентном эмоциона льном напряжении
и круглосуточном стрессе, в страхе за свою власть, подозрительный ко
всем его окружающим без исключения, не леченный. С точки зрения
медицины заболевание у Сталина возникло совершенно закономер-
но, развивалось по классическому типу и завершилось неминуемой
смертью» [32].
Гигантское разнообразие мнений и оценок исторической роли
И. В. Сталина до сих пор не позволяет прийти к какому-то единому мне-
нию. Очевидно, однако, что посм ертный суд над Сталиным, начатый по
инициативе Л. П. Берии, а затем Н. С. Хрущева, и попытки оценить его
роль только негати вно и даже полностью вычеркнуть это имя из исто-
рии не удаются.
Пожалуй, в н аиболее краткой форме суть достижений Сталина после
его смерти выражена фразой: «Он получил Россию, пашущую деревян-
ными плугами, и оставляет ее оснащенной атомными реакторами» [71.
P. 303]. После распада СССР, когда появилась возможность сравнивать
различные периоды в истории страны, стали говорить, что сталинская
эпоха была «подобна вз рыву сверхновой звезды, на затухающем импуль-
се которого мы двигались почти сорок лет » [22]. Выдающийся россий-
ский историк Ю. Н. Жуков предлагает оценить деятельность Сталина «на
китайский манер»: это фигура с 75% положительного и 25% неудач [18].
Историк О. Ю. Васильева (министр образования и науки РФ с 19 августа
2016 г.) считает, что «Сталин при всех недостатках — государственное
благо, потому что накануне войны занялся единением нации, возродил
героев дореволюционной России и занялся пропагандой русского язы-
ка и литературы, что по большому счету и позволило выиграть войну»
[42]. В современном российском обществе распространена и противопо-
ложная оценка, выраженная главой департамента общественных связей
Федерации еврейских общин России Б. Гориным: «Я считаю, что ста-
линский период был для России смертоносным. Был уничтожен целый
класс людей, были уничтожены свободная мысль и послереволюцион-
ный энтузиазм, который заменили на страх перед террором» [21].
Литература
1. Амосова А. А., Бранденбергер Д. Новейшие подходы к интерпретации «Ленинградского
дела» конца 1940-х — начала 1950-х годов в российских научно-популярных изданиях // Новейшая
история России. 2017. No 1.
2. Ахматова А. Поэма без героя // Ахматова А. Избранное. М., 1974.
3. Берлин И. Из воспоминаний «Встречи с русскими писателями в 1945 и 1956 годах» // Воспо-
минания об Анне Ахматовой. М., 1991.
4. Буренков М., Титаренко Н. Простаки и проходимец // Правда. 1953. 07.02.
5. Бучин А. Н. 170 000 километров с Г. К. Жуковым. М., 1994.
6. Василик В. Генерал Власов. История предательства // Виноград. Журнал для родителей. 2010.
No 3.
7. Волыне ц А. Жданов. М., 2013.
8. Волынец А. Н. Интервью газете «Культура» // Самохин А. У рояля — идеолог.
9. Г. К. Жуков: неизвестные страницы биографии // Военные архивы России. М., 1993. Вып. 1.
10. Г. М. Маленков и «дело авиационной промышленности» // Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет
Министров СССР. 1945—1953. М., 2002.
11. Государственная власть СССР. Высшие органы власти и управления и их руководители. 1923—
1991 гг. М., 1999.
12. Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации : документы. М., 2005.
13. Данилов А. А., Пыжиков А. В. Рождение сверхдержавы. СССР в первые послевоенные годы.
М., 2001.
43
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ СТАЛИНА
14. Дроздов В. Как произошла смерть Сталина? // История. 2003. 1—7 марта. No 9.
15. Емельянов Ю. В. Сталин. На вершине власти. М., 2007.
16. Жирнов Е. Во вражеской группе подготовлялся вопрос о переносе столицы в Ленинград //
Власть. 2000. No 38. — https://www.kommersant.ru/doc/17738 (дата обращения: 21.01.2018).
17. Жуков Ю. Н. «Их расстрелять, мертвых?» : интервью спецкору «Ленты.ру». 2017. 18.12. —
https://lenta.ru/articles/2017/12/18/stalina_na_nas_net/ (дата обращения: 21.01.2018).
18. Жуков Ю. Н. Социализм будет. Новый // Литературная газета. 2017. 20—26.12. No 50.
19. Жуков Ю. Н. Сталин. Тайны власти. М., 2005.
20. Зеленина Г. Евреи в советской прессе первых месяцев 1953 года. — http://old.lechaim.ru/3520
(дата обращения: 21.01.2018).
21. Иудеи потребовали от Васильевой объясниться насчет Сталина. 2016. 22.08. — https://lenta.ru/
news/2016/08/22/stalin/ (дата обращения: 21.01.2018).
22. Калашников М. [Кучеренко В. А.] Сломанный меч Империи. М., 2002.
23. Клейн Б. С. Политика США и «дело врачей» // Вопросы истории. 2006. No 6.
24. Костин А. Л. Убийство Сталина. Все версии и еще одна. М., 2012.
25. Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм (Новая версия). М.,
2015. Ч. II.
26. Котляр П., Фаляхов Р. Академиков отчитали, как Молотова. — https://www.gazeta.ru/
science/2016/11/23_a_10364279.shtml (дата обращения: 21.01.2018).
27. Кузнечевский В. Д. «Ленинградское дело». М., 2016.
28. Кузнечевский В. Д. «Ленинградское дело»: наивная попытка создать этнически чистое рус-
ское правительство была потоплена в крови. М., 2013.
29. Кузнечевский В.Д. Сталин и «русский вопрос» в политической истории Советского Союза.
1931—1953 гг. М., 2016.
30. Куманев Г. А. Говорят сталинские наркомы. Смоленск, 2005.
31. Лукьянов А. И. Возвращение Сталина // Промышленные ведомости. 2004. No 9—10. Май.
32. Лясс Ф. Смерть Сталина. 20 декабря 2007 г. — http://a.kras.cc/2016/10/blog-post_15.html (дата
обращения: 21.01.2018).
33. Малышев В. А. «Пройдет десяток лет, и эти встречи уже не восстановишь в памяти» : Дневник
наркома // Источник. 1997. No 5.
34. Медведев Ж. А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. М., 2003.
35. Медведев Ж. А., Медведев Р. А. Неизвестный Сталин. М., 2001.
36. Микоян А. И. Так было. Размышления о минувшем. М., 1999.
37. Микоян Н. А., Медведев Ф. Н. Неизвестная Фурцева. Взлет и падение советской королевы.
М., 2011.
38. Млечин Л. М. Кремль—1953. Борьба за власть со смертельным исходом. М., 2016.
39. На приеме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В. Сталиным (1924—
1953 гг.). М., 2010.
40. Над Н. [Добрюха А. Н.] Сталин и Христос. М., 2011.
41. Неопубликованная речь И. В. Сталина на пленуме Центрального Комитета КПСС 16 октября
1952 г. (по записи Л. Н. Ефремова). — http://delokrat.org/statyi/101/ (дата обращения: 21.01.2018).
42. Николаева А. В. Новый министр образования: «Историческая правда не всегда во благо».
2016. 19.08. — https://nikolaeva.livejournal.com/646191.html (дата обращения: 21.01.2018).
43. Новиков Н. В. Воспоминания дипломата. М., 1989.
44. Осокин А. Н. В кабинете Сталина без Сталина? — https://document.wikireading.ru/11749 (дата
обращения: 21.01.2018).
45. Печенкин А. А. Генералы Великой Отечественной войны. Киров, 2017.
46. Политбюро и дело Берия : сборник документов. М., 2012.
47. Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945—1953. М., 2002.
48. Рыбас С. Ю. Сталин. М., 2009.
49. Сабов А. Жупел Сталина : интервью с историком Ю. Н. Жуковым // Комсомольская правда.
2002. 05—21.11.
50. Самохин А. У рояля — идеолог : интервью А. Н. Волынца газете «Культура» // Культура. 2016.
23.02.
51. Семанов С. Н. Иосиф Сталин для русских XXI века. М., 2009.
52. Симонов К. М. Глазами человека моего поколения. М., 1988.
53. Соколов Б. Неизвестный Жуков: портрет без ретуши в зеркале эпохи. Минск, 2000.
54. Солонин М. С. «Дело авиаторов». — http://www.topwar.ru/310-delo-aviatorov-chast-i.html;
http://www.aviaport.ru/digest/2010/06/08/196517.html (дата обращения: 21.01.2018).
55. Сталин И. В. Cочинения. М., 1997. Т. 15.
56. Сталин И. В. Приказ Министра Вооруженных Сил Союза ССР за No 009 от 9 июня 1946 года //
Сталин И. В. Cочинения. Тверь, 2006. Т. 18.
57. Судоплатов П. А. Разведка и Кремль : Записки нежелательного свидетеля. М., 1996.
58. Тойчо А. Дело против маршала. — http://maxpark.com/community/14/content/2356042 (дата
обращения: 21.01.2018).
59. Филин Г. Советские офицеры создавали армию обороны Израиля // Версия. 2018. No 7. —
https://versia.ru/sovetskie-oficery-sozdavali-armiyu-oborony-izrailya (дата обращения: 21.01.2018).
60. Флотоводец : материалы о жизни и деятельности Наркома Военно-Морского Флота Адмирала
Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова. М., 2004.
61. Хлевнюк О. В. Сталин. Жизнь одного вождя. М., 2015.
62. Хлевнюк О. В., Горлицкий Й. Холодный мир : Сталин и завершение сталинской диктатуры.
М., 2011.
63. Центральный Комитет КПСС, ВКП(б), РКП(б), РСДРП(б). 1917—1991. М., 2005.
64. Чигирин И. И. Отец. «Тайна» смерти И. В. Сталина и неизвестные документы об известных
событиях. М., 2012.
65. Чуев Ф. И. Молотов : Полудержавный властелин. М., 1999.
66. Чуев Ф. И. Так говорил Каганович : Исповедь сталинского апостола. М., 1992.
67. Шахурин А. И. Крылья победы. М., 1990.
68. Шахурин А. И. Сокрушение люфтваффе : Воспоминания наркома авиапромышленности. М.,
2004.
69. Широкорад А. Неужели «без вины виноватые»? // Военно-промышленный курьер. 2010.
No 25. — http://vpk-news.ru/articles/5865 (дата обращения: 21.01.2018).
70. Этингер Я. Врачи и их убийцы // Совершенно секретно. 2005. No 6.
71. I. D. [Исаак Дойчер] Stalin // Encyclopaedia Britannica. L., 1965.
комментарии - 14
racaband 18 февраля 2019 г. 22:31:46

Не плохо!!!!

---
Всё выше сказанное правда. Давайте обсудим этот вопрос. скачать fifa 15 с яндекс диска, fifa 15 demo скачать торрент а также [url=http://15fifa.ru/skachat-kljuchi-fifa-15/33-skachat-fifa-15-crack-kryak-tabletka-klyuch-besplatno.html]фифа 15 кряк скачать[/url] crack v4 3dm fifa 15

racaband 22 февраля 2019 г. 1:17:10

Рекомендую Вам побывать на сайте, с огромным количеством статей по интересующей Вас теме. Могу поискать ссылку.

---
Извините за то, что вмешиваюсь… Мне знакома эта ситуация. Готов помочь. скачать игру fifa 15 moddingway, fifa 15 скачать обновление составов 2016 и [url=http://15fifa.ru/]фифа ком[/url] скачать origin для fifa 15

racaband 23 февраля 2019 г. 10:56:05

Абсолютно с Вами согласен. В этом что-то есть и это отличная идея. Я Вас поддерживаю.

---
Мне посоветовали сайт, с огромным количеством информации по интересующей Вас теме. скачать обновление составов на fifa 15 2017, скачать fifa 15 на телефон и [url=http://15fifa.ru/]сайт ea sports[/url] скачать fifa 15 с яндекс диска

ripptwenOi 25 февраля 2019 г. 12:52:04

1 часть намнога лутше и смешней:)

---
Весьма ценная информация скачать игру fifa 15 механики, скачать музыку fifa 15 и [url=http://15fifa.ru/]fifarus[/url] скачати fifa 15 через торент

NerkasFenue 30 апреля 2019 г. 6:16:53

Весенняя распродажа мужских и женских кроссовок Nike! Скидки на все кроссовки до 50% - для просмотра всего ассортимента перейдите на сайт - [url=https://nike-russia.com/]сайт найк официальный[/url]

Антон 24 июня 2019 г. 5:20:58

Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(953)367-35-45 Антон.

Антон 25 июня 2019 г. 5:59:19

Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(953)367-35-45 Антон.

Константин 19 июля 2019 г. 14:49:55

Был уничтожен класс партийной элитки. Но, жаль, не до конца. Красные хунвейбины успели пролезть наверх, и сейчас видны результаты их вредительства

Антон 21 июля 2019 г. 17:45:36

Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(812)454-88-83 Нажмите 1 спросить Вячеслава.

Евгений 5 августа 2019 г. 7:42:41

Перезвоните мне пожалуйста 8 (962) 685-78-93 Евгений.

Евгений 6 августа 2019 г. 11:53:39

Перезвоните мне пожалуйста 8 (962) 685-78-93 Евгений.

DanielItawl 22 августа 2019 г. 3:16:44

Зачем глядеть классный фильм в хреновом качестве, если украли уже пираты в HD, вот тут можете посмотреть, покуда Роскомнадзор не добрался по ссылки ниже, скопируйте и вставьте в браузер

giACP.777wr.ru/j/oYLvf8

Виктор 28 августа 2019 г. 22:59:53

Перезвоните мне пожалуйста 8 (812) 389-60-30 , для связи со мной нажмите цифру 2, Евгений.

Сергей 7 сентября 2019 г. 14:52:09

Перезвоните мне пожалуйста 8 (999) 529-09-18 Сергей.

Мой комментарий
captcha