Подписка на Общую и Специальную теорию глобализации - двухтомник М.Г.Делягина "Конец эпохи: осторожно, двери открываются!"    0   242  | Официальные извинения    2   5411  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   11749 

КИТАЙ И БОЛИВАРИАНСКИЙ СЕГМЕНТ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

ПАНОРАМА  КИТАЙСКО-ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

В начале первого десятилетия XXI века в развитии отношений между Латинской Америкой и Китаем  после турне председателя КНР Цзян Цзэминя в апреле 2001 г. по шести государствам региона (см. табл. 1) произошел настоящий прорыв. Чтобы более четко понять этот рубеж, взглянем на ретроспективу китайско-латиноамериканских отношений, в которых  можно выделить три этапа. 

Первый можно условно назвать периодом «китайского молчания»: с 1961 по 1990 гг. не было ни одного визита на высшем уровне из Китая в Латинскую Америку (латиноамериканцы совершили за этот срок 13 визитов).

Во втором периоде – 1990-2001 гг. – партнеры стали присматриваться друг к другу. Начало было положено официальным визитом председателя КНР Ян Шанкуня в 1990 г. в пять государств региона. Вероятно, под влиянием политических процессов в СССР и крушения европейского социалистического блока, напряженно преодолевая последствия тяньаньмэньского кризиса, Пекин стал искать пути диверсификации своих международных связей. 

Следующий лидер Цзян Цзэминь в 1993 г. посетил  Бразилию и Кубу, а в 1997 г. – Мексику. В этих визитах более явственно проявилась серьезность намерений Пекина; так, ив Бразилиа был взят курс на выстраивание стратегического партнерства. Более активны стали и латиноамериканцы: в 90-х гг. они посетили Пекин с официальными визитами 19 раз [50. P. 232]. После упомянутого выше третьего латиноамериканского турне Цзян Цзэминя интенсивность межрегиональных контактов приобрела новое качество.

Период с 2001 по 2016 гг. можно рассматривать как третий этап межконтинентальных отношений: из Латинской Америки в Китай было совершено более 30 официальных визитов, а китайские высшие должностные лица посетили регион 15 раз (см. табл. 1). С 2008 г. не было ни одного года, когда регион не посетил бы тот или иной высокопоставленный представитель Поднебесной. Таким образом, была достигнута и закреплена небывалая ранее интенсивность политических контактов.

 

 

Таблица 1. 

География официальных латиноамериканских визитов на высшем уровне (включая глав МИД) со стороны Китая (1989-2017).

 

№ 

п/п

Официальное лицо

Год 

Пункты турне

1.

Глава МИД Цянь Цичэнь

1989

Куба

2.

Председатель КНР 

Ян Шанкунь

1990

Аргентина, Бразилия,   Чили, Мексика, Уругвай

3.

 

Председатель КНР 

Цзян Цзэминь

1993

Бразилия,  Куба

4.

1997

Мексика

5.

2001

Чили, Аргентина, Уругвай, Куба, Венесуэла, Бразилия.

6.

Председатель КНР 

Ху Цзиньтао

2004

Бразилия,  Аргентина, Чили, Куба,

7.

2008

Коста-Рика, Перу, Куба

8.

Си Цзиньпин в должности вице-президента

 2009

Мексика, Ямайка, Колумбия, Венесуэла, Бразилия

9.

Глава МИД Ян Цзечи

2010

Куба, Коста-Рика

10.

Председатель КНР 

Ху Цзиньтао

2010

Бразилия

11.

2011

Бразилия, Венесуэла, Чили

12.

Си Цзиньпин в должности вице-президента

2011

Куба, Уругвай, Чили

13.

Премьер-министр Вэнь Цзябао

2012

Аргентина Бразилия, Чили, Уругвай

14.

Председатель КНР Си Цзиньпин

 

2013

Тринидад и Тобаго, Мексика, Коста-Рика

15.

Глава МИД Ван И

2014

Куба, Венесуэла, Бразилия, Аргентина,

16.

Председатель КНР Си Цзиньпин

 

2014

Бразилия, Аргентина, Венесуэла, Куба

17.

Третий по рангу вице-премьер Ван Ян

2015

Куба

18.

Премьер Государственного Совета Ли Кэцян

2015

Бразилия, Колумбия,  Перу, Чили

19.

Премьер Государственного Совета Ли Кэцян

2016

Куба

20.

Председатель КНР Си Цзиньпин

2016

Эквадор, Перу, Чили

те Жирным шрифтом выделены государства боливарианской интеграции, государства расположены в порядке посещения). 

    Активная внешняя политика Пекина, основанная на продвижении принципа «одного Китая», способствовала расширению дипломатических связей с регионом и открытию посольств в  Коста-Рике (2007 г.) и Панаме (2017 г.). Поднебесная успешно продвигает не только двусторонние, но и многосторонние связи, участвуя в региональных международных организациях. С 2004 г. Китай обладает статусом наблюдателя в Латиноамериканском парламенте и в Организации американских государств (ОАГ), а с июля 2013 г. – в Тихоокеанском альянсе. 

Развиваются и институциональные межконтинентальные связи. Особенно активно КНР взаимодействует с «Содружеством латиноамериканских и карибских государств» (CELAC), объединяющим все 33 государства региона. К началу 2018 г. прошло два министерских саммита в рамках созданного в 2014 г. перманентного Форума  CELAC-Китай: в Пекине в январе 2015 г. и в Сантьяго в январе 2018 г. В условиях интеграционного кризиса в регионе, связанного со сменой власти в ряде государств, китайский фактор играет существенную роль в поддержании жизнеспособности ряда интеграционных схем, включая  CELAC.

КНР поддерживает стратегические отношения с семью государствами региона. Во внешней политике Китая этот тип отношений подразделяется на два уровня: начальный – «стратегические партнеры на уровне ассоциации» и высший – «всеобъемлющее стратегическое партнерство» [48].  В 2012 г. на высший уровень вышли стратегические отношения с Бразилией, установленные в 1993 г. По этой же траектории в 2013 г. продвинулись отношения с Мексикой и Перу, а в 2014 г. – с Аргентиной и  Венесуэлой. Ранее (в 2012 г.) до уровня стратегических были подняты отношения  с Чили, а в 2015 г. – с Эквадором.

Экономическое сотрудничество  разворачивается в трех формах: торговля, кредитование и прямые иностранные инвестиции. По всем трем направлениям имеет место такой рост [14]о, что уже ставится вопрос, станет ли Латинская Америка частью проекта «Новый Шелковый Путь» м[40]. С начала века объем торговли между Китаем и Латинской Америкой вырос в 22 раза – с 12,5 млрд. долларов (2000 г.) до 266 млрд. долларов (2017 г.) [36. P.39]. В 2013 г. этот показатель достиг исторического максимума – 268 млрд долларов. Приближение актуальных объемов торговли к максимальному –признак того, что отношения между регионами после относительного спада  вновь находятся на подъеме. Для полноты картины надо отметить, что по состоянию на 2017 г. КНР является главным торговым партнером Бразилии, Кубы, Перу и Чили,  занимает вторую позицию в товарообороте Аргентины, Венесуэлы и Мексики [35]. У большинства стран региона Китай входит в ведущую тройку по объему импорта. Еще в 2000 г. имело место следующее распределение позиций Китая в импорте: Бразилия – 4, Чили – 11, Перу – 9, Мексика – 7, Аргентина – 4, Венесуэла – 18 [20]. Как видим, Пекин существенно усилил свои торговые позиции. 

Более скромный рост демонстрируют прямые иностранные инвестицияи (ПИИ).  Если с 2001 г. по 2009 гг. среднегодовой объем ПИИ китайского происхождения составлял 1,3 млрд. долларов, то с 2010 г. по 2016 г. он возрос до 10,8 млрд. [47.P.11]. В совокупности, по данным CEPAL, с 2005 по 2016 гг. в Латинскую Америку в форме ПИИ из Китая “пришло” 90 млрд. долларов [36.P.57]. И, хотя общая доля КНР в региональных ПИИ не превышает 5%, а из операций по слиянию и поглощению, осуществленных Пекином в 2015-2016 гг., на регион приходится всего 4% [36.P.54], тенденция инвестиционной активности в абсолютном выражении вызывает оптимизм. По количеству китайских филиалов Латинская Америка занимает второе место после азиатских стран: кк 2017 г. в регионе насчитывалось более 2 тыс. дочерних предприятий китайских фирм [21].

Наконец, очевиден прогресс и в части предоставления кредитов, которые Китай  стал активно предоставлять с 2005 г. Начав со скромных 30 миллинов, ассигнованных Ямайке, Китай достиг максимума кредитования к 2010 г. (когда было предоставлено 11 кредитов объемом 35,6 млрд. долл.). Второй по значению показатель был достигнут в 2015 г. – 14 кредитов на 24,6 млрд. долл.. Кредитная активность способствовала принятию КНР в 2009 г. в состав Межамериканского банка развития (BID) в качестве постоянного члена.

В 2015 г. председателем КНР Си Цзиньпином был озвучен амбициозный план увеличить за 10 лет совокупные инвестиционные потоки в Латинскую Америку до 250 млрд. долл., а ежегодный торговый оборот – до 500 млн. долл. [27]. Если учесть, что предыдущее обещание, данное в 2004 г. председателем КНР Ху Цзиньтао (инвестировать в регион к 2015 г. 100 млрд. долларов [52]) было выполнено, заявленные перспективы выглядят реалистично.

 

КИТАЙ-ALBA: ЧТО ОБЩЕГО?

 При изучении китайско-латиноамериканского взаимодействия основной исследовательский интерес прикован к таким региональным гигантам, как Бразилия, Аргентина и Мексика [8].  Ведь наиболее интенсивно и системно Китай взаимодействует с теми государствами, чьи экономические параметры и геополитический вес сопоставимы с его собственными. Бразильское направление особо интенсивно еще и потому, что обе страны являются партнерами по БРИКС. Однако  по крайней мере не меньшую роль в региональной стратегии Китая играет взаимодействие со странами созданного в 2004 г. «Боливарианского альянса для народов Нашей Америки» (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra América, ALBA). В условиях затяжного «правого поворота» [5;39;18]  в регионе Китай помогает «левому сектору» Латинской Америки, выступая в роли экономического гаранта его существования. 

Важность взаимодействия с данным сегментом латиноамериканского сообщества для КНР обусловливается целым рядом причин. Стороны стоят на близких идейно-политических позициях и стремятся выполнять на международной арене сходные функции. В большинстве зарубежных исследований принято квалифицировать левые государства региона как “антисистемные”, имея  в виду противодействие гегемонизму Вашингтона, - но этот я термини не учитывает интегрированности данных стран в систему международного взаимодействия. Более адекватным представляется неологизм «альтерсистемность». 

 «Альтерсистемность» Боливарианского альянса обусловлена тем, что он создан как альтернатива неолиберальному проекту «Зоны свободной торговли двух Америк» (ALCA) и в целом гегемонии США в Западном полушарии [13]. Аналогичный подтекст скрывается за большинством международных инициатив КНР, направленных на трансформацию устоявшихся схем и традиций. Так, основанный в октябре 2014 г. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (Asian Infrastructure Investment Bank, AIIB) бросает вызов таким глобальным кредитным институтам, как Всемирный банк и МВФ. Инициатива «Нового Шелкового пути» - попытка переформатирования глобальных торговых маршрутов с учетом интересов экономики КНР. Да и само соперничество между США и Китаем  свидетельствует, что азиатский гигант объективно становится фактором глобальных «альтерсистемных» преобразований. 

Китай и государства «социализма XXI века» придерживаются схожих идейно-политических установок,  ориентируются на схожие социально-экономические модели, альтернативные «обществу потребления». С парадигмой «Достойной жизни» (эквадорский вариант – «Buen Vivir», боливийский – «Vivir Bien»), имеющей императивом гармоничное сосуществование общества и природы [17;3;4], перекликается концепция “гармоничного общества”, принятая в качестве методологического ориентира КНР с 2005 г. 

Помимо общих соображений, о значимости боливарианского фактора в региональной стратегии КНР свидетельствуют факты. Для этой группы государств открыто наибольшее количество кредитных линий. Всем латиноамериканским государствам с 2005 по 2016 гг. Пекин предоставил 77 кредитов, из которых 40 приходились на  Венесуэлу (17), Эквадор (13) и Боливию (10) [31]. В абсолютном выражении на них приходится больше половины кредитных средств: 83,1 из 141 млрд. долл.. 

Обзор географии визитов на высшем уровне также свидетельствует об устойчивости боливарианской составляющей  переговорной повестки (см. табл. 1). Так, из 48 визитовх представителей КНР с 2001 по 2016 гг. в государства региона 14 (29%) приходилось на боливарианские государства, главным образом на Венесуэлу и Кубу. На анализе отношений Китая с этими странами, основателями Боливарианского альянса, мы и сосредоточим внимание. За рамками данной статьиа приходится оставить отношения КНР с другими странами ALBA (Боливией, Эквадором и Никарагуа), но, учитывая ведущее значение Венесуэлы и Кубы в этой группе, данный пробел не представляется принципиальным.

 

ВЕНЕСУЭЛА: НЕФТЬ И НЕ ТОЛЬКО

В отечественной латиноамериканистике венесуэльско-китайские связи уже подвергались системному изучению . Так, Д.М. Розенталь резонно отмечает: «…Пекин достиг заметного влияния в этой латиноамериканской стране. Играя на противоречиях между Каракасом и Вашингтоном, тяжелом экономическом положении боливарианцев, китайский капитал занял ведущие позиции в экономике Венесуэлы» [15. P.47].        

По степени интенсивности взаимодействия и глубине сотрудничества отношения КНР с Венесуэлой сопоставимы с уровнем, достигнутым в отношениях с гигантами Бразилией и Аргентиной. Главная отличительная черта китайско-венесуэльских отношений - устойчивость и стабильность. Так, сальдо ПИИ КНР в Венесуэле никогда не уходило в минус (и вполне сопоставимо с показателем Аргентины), что имело место в 2015 г. с Бразилией и Мексикой (см. табл. 2).

Таблица 2. 

Инвестиции КНР в страны Латинской Америки (2011-2015). (млн. долл.).

 

2011

2012

2013

2014

2015

Бразилия

126

194

311

730

-63

Мексика

42

100

50

141

-6

Аргентина

185

743

221

270

208

Венесуэла

82

1542

426

116

288

Эквадор

-35

311

471

138

118

Куба

77

-6

-24

-22

42

Источник: Red Académica de América Latina y el Caribe sobre China. Estadisticas, 2015.

 

Венесуэла остается неоспоримым лидером среди латиноамериканских государств по объему кредитов КНР: с 2005 по 2016 гг. они составили 62,2 млрд. долл.. То, что Пекин не решился кредитовать Каракас ни в 2017 г., ни в 2018 г., многие аналитики восприняли как свидетельство потери интереса Китая к Венесуэле [38]. С нашей точки зрения скорее похоже, что Пекин взял паузу и присматривается к ней, переживающей серьезный экономический кризис.  Подобные паузы в кредитовании встречались и раньше: например, с ноября 2007 по апрель 2009 гг. (см. табл. 3).

 

Таблица 3. 

Кредитные линии Китая в отношении Венесуэлы (2007-2016).

Год

Специализация кредита

Кредитор

Объем (долл.)

Ноябрь 2007

Энергетика

Китайский банк развития

4 млрд.

Апрель 2009

Энергетика

Китайский банк развития

4 млрд.

Декабрь 2009

Добывающая промышленность

Китайский банк развития

1 млрд.

Декабрь 2009

Энергетика

Экспортно-импортный банк Китая

500 млн.

Май 2010

Неспециализированный

Китайский банк развития

1,1 млрд.

Август 2010

Энергетика

Китайский банк развития

20,3 млрд.

Июнь 2011

Энергетика

Китайский банк развития

4 млрд.

Ноябрь 2011

Энергетика

Китайский банк развития

1,5 млрд.

Февраль 2012

Энергетика

Китайский банк развития

500 млн.

Август 2012

Энергетика

Китайский банк развития

4 млрд.

Июнь 2013

Энергетика

Китайский банк развития

4 млрд.

Сентябрь 2013

Добывающая промышленность

Китайский банк развития

700 млн.

Сентябрь 2013

Инфраструктура

Экспортно-импортный банк Китая

391 млн.

Ноябрь 2013

Энергетика

Китайский банк развития

5 млрд.

Июль 2014

Инфраструктура

Экспортно-импортный банк Китая

4 млрд.

Апрель 2015

Энергетика

Китайский банк развития

5 млрд.

Ноябрь 2016

Энергетика

Китайский банк развития

2,2 млрд.

Источник: China-Latin America Finance Database. Inter-American Dialogue, 2016.

 

Китайско-венесуэльское сотрудничество к 2017 г. насчитывало 790 проектов. Из них 495 были завершены к началу 2017 г., 205 находились в процессе реализации, а 90 – на этапе планирования и подготовки [55].  Правда, некоторые проекты (в основном инфраструктурные) на данный момент не завершены.   В качестве примера можно привести скоростную железнодорожную магистраль между столицей Венесуэлы и центральным городом штата Карабобо Валенсией. Автор статьи видел уже установленные на протяжении десятков километров бетонные сваи и апроложенные сквозь горы тоннели, но сейчас стройка заморожена.  Базовый институциональный инструмент взаимодействия - Межправительственная смешанная комиссия на высшем уровне. Ее заседания проводятся ежегодно с 2001 г., и к середине 2018 г. их прошло уже шестнадцать. 

Бытует мнение, что взаимодействие двух стран сводится чуть ли не исключительно к энергетике. Но спектр экономических отношений  включает научно-технологическую кооперацию, аэрокосмическую отрасль, добывающую промышленность, совместные производственные и сельскохозяйственные проекты, культуру и образование, поставки Китаем бытовой техники и продукции автопрома, военно-техническое сотрудничество. В 2013 г. правительство Венесуэлы передало ведущему китайскому агрохолдингу «Beidahuang» в пользование 60 тыс. га, на которых выращиваются кукуруза, рис и соя, поставляемые на внутренний рынок [32]. С 2015 г. действует одно из крупнейших в регионе предприятий по производству автобусов китайской фирмы «Ютонг», обеспечивающее значительную часть наземного общественного транспорта Венесуэлы. Пожалуй, самая амбициозная финансовая инициатива Венесуэлы – запуск в феврале 2018 г. криптовалюты Petro, обеспеченной нефтяными и другими ресурсами, – была осуществлена после консультаций с китайскими специалистами [56]. 

Это лишь отдельные примеры, демонстрирующие широкий спектр двустороннего сотрудничества. В мае 2018 г. Венесуэла наладила экспорт древесины в Китай в размере 600 тыс. долл. ежемесячно [53], причем  проект осуществляется в формате не межгосударственного сотрудничества, а партнерства частных фирм: торговлю ведут  компании «Nest Step Trading Ltd» с китайской стороны и «Aika Forestal» с венесуэльской. 

В июне 2018 г. Венесуэла участвовала в третьей международной выставке туризма в Пекине (Beijing International Tourism Expo, BITE), на которой ее туристические фирмы получили несколько призовых номинаций [54]. На основании этого успеха в повестку сотрудничества двух государств был поставлен вопрос о налаживании туристических каналов. Развивается взаимодействие между Китаем и Венесуэлой и в аэрокосмической области, обеспечивая последней определенный уровень технологической безопасности. Так, в октябре 2017 г. на орбиту был запущен уже третий орбитальный аппарат, носящий имя одного из героев Войны за независимость Антонио Хосе де Сукре и решающий климатические и сельскохозяйственные задачи (отслеживание созревание урожая, слежение за климатическим балансом и т.д.) [34]. В создании третьего спутника Венесуэле  помогла китайская компания Corporación Industrial Gran Muralla China. Управляется он, как и первые два спутника, венесуэльскими специалистами, обученными в китайских университетах. 

 До последнего времени безусловным лидером на венесуэльском рынке вооружений считалась Россия, но на рубеже 2016-2017 гг. ее потеснил Китай.  amатвВ связи с экономическим кризисом правительство Н. Мадуро в 2015-2016 гг. сократило военные закупки на 90% по сравнению с 2013-2014 гг. [23]. На этом фоне Китай обогнал по объему поставок вооружения Россию, занимавшую лидерские позиции с 2005 г.

Знаковым событием в сотрудничестве КНР и Венесуэлы стало подключение Каракаса к двум глобальным экономическим инициативам Пекиная. Во-первых, в марте 2017 г. правительство Н. Мадуро приняло решение стать полноправным членом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций как центрального элемента выстраиваемой Пекином системы финансовой архитектуры, параллельной Бреттон-Вудской [42]. Венесуэла наряду с Перу последовала примеру Бразилии (члена Банка с момента основания) в надежде привлечь дополнительные китайские инвестиции в инфраструктуру. Китай уже развернул в Венесуэле бурную строительную активность. С 2011 г он принимает участие в проведении социальной миссии «Жилье», состоящей в строительстве крупных жилищных массивов, доступных широким слоям населения. Строительные кампании КНР участвуют и в модернизации инфраструктурных объектов Вооруженных сил Венесуэлы. 

Во-вторых, в сентябре 2017 г. Венесуэла подключилась к китайской инициативе по  формированию глобальной альтернативы “нефтедоллару”. «Зеленый свет» такому типу сотрудничества открыло решение МВФ в октябре 2016 г. включить юань в число пяти ведущих резервных валют мира. Пекин, стремясь максимально интернационализировать национальную валюту, предложил Венесуэле вести расчет за поставки нефти в юанях. Для этого уже имелась финансовая инфраструктура. Еще в 2014 г. оба государства создали столичные филиалы ведущих государственных банков: Китайского банка развития в Каракасе и Социального и экономического банка Венесуэлы – в Пекине. Каракас охотно принял это предложение, учитывая, что китайское направление экспорта углеводородов носит для ведущей нефтедобывающей страны Латинской Америки стратегический характер. По данным венесуэльского Министерства нефти, страна ежедневно поставляет КНР 600 тыс. баррелей «черного золота» в счет уплаты по кредитам. В ближайшие годы планируется довести поставки до 1 млн. баррелей [44], хотя с учетом падения уровня добычи нефти в Венесуэле эта цель выглядит трудновыполнимой. 

Переход к новому типу взаиморасчетов открыл возможность возникновения феномена «нефтеюаня», который может потеснить «нефтедоллар».  В последнее время основные государственные сайты Венесуэлы стали указывать котировки нефти не только в долларах, но и в юанях, а некоторые информационные порталы и вовсе дают показатели только в валюте КНР.  В свете последних шагов Пекина, предпринятых в 2018 г. (начало торгов фьючерсами нефти в юанях и перевод на них всего импорта энергоносителей), энергетическое влияние китайско-венесуэльского тандема приобретет дополнительный вес в мировом масштабе, и эффект «нефтеюаня» вскоре скажется на глобальном рынке углеводородов.

Обращает на себя внимание совпадение политических линий Пекина и Каракаса. Венесуэла постоянно получает поддержку Китая . Наиболее яркий пример – выборы в Национальную конституционную ассамблею в июне 2017 года. Эта политическая инициатива правительства Мадуро вызвала огромной международный резонанс и волну критики со стороны США и их латиноамериканских союзников. Китай же продемонстрировал взвешенную и объективную позицию, призвав не вмешиваться во внутренние дела Венесуэлы и констатировав законный и стабильный характер выборов [24]. По итогам президентских выборов в мае 2018 г. Си Цзиньпин был в числе первых международных лидеров, который поздравил Н. Мадуро с переизбранием. 

Похоже, что актуальная динамика китайско-венесуэльских отношений вполне соответствует интересам нового президента. Об этом  свидетельствует и перестановки в правительстве, осуществленные переизбранным главой государства в июне 2018 года. Перегруппировав кабинет министров, Мадуро счел целесообразным сохранить министра экономики и финансов молодого технократа Симона Серпу, который одновременно возглавляет Межправительственную смешанную китайско-венесуэльскую комиссию.

Таким образом, в структуре китайско-латиноамериканских связей отношения с Венесуэлой находятся на переднем крае. Тандем КНР как восходящей мировой державы и Венесуэлы как одного из лидеров  «углеводородного мира» может иметь далеко идущие последствия, выходящие за рамки отношений межгосударственного форматат.      В связи с этим представляется по-прежнему актуальным утверждение, высказанное аспирантом ИМЭМО РАН В.Н. Шамшиной: «Сближение Пекина и Каракаса необходимо рассматривать как хорошо продуманный и взвешенный шаг, который направлен на достижение взаимной выгоды и основан на совпадении подходов к целому ряду современных международных проблем» [16.P.96].

 Помимо этого, при рассмотрении китайско-венесуэльских отношений нужно учитывать фактор США. В набирающей обороты торгово-экономической войне между Пекином и Вашингтоном Китай рассматривает дружественную Венесуэлу в качестве дополнительного политического  и углеводородного «козыря» и вряд ли заинтересован в его потере. Не случайно пресс-секретарь китайского МИДа заявил спустя несколько дней после переизбрания Н. Мадуро на президентский пост: «Нам не важны санкции, введенные США против Венесуэлы. Китай не приемлет североамериканского вмешательства в наши двусторонние связи с Венесуэлой. Мы верим, что должны разрешать наши проблемы на пути диалога» [25. P.5]. Стратегический уровень отношений между Китаем и Венесуэлой  сохраняет свою актуальность, хотя и подвержен определенным колебаниям в зависимости от международной конъюнктуры и текущего состояния венесуэльской экономики.

 

КУБА: СТАЛА ЛИ КНР ЗАМЕНОЙ СССР?

В палитре современных международных отношений двусторонние связи между Кубой и КНР имеют особый статус.  Это государства, относящиеся к типу раннесоциалистических, которые в ХХ веке входили в социалистическую систему, а к концу второго десятилетия XXI в. в целом сохранили приверженность социалистическому курсу, несмотря на все коррективы и уступки «рыночной экономике» и капитализму. Взаимодействие между ними уже рассматривалось в контексте обобщающего анализа китайско-карибских отношений [9], но специального акцента на историческую ретроспективу и современную динамику их сотрудничества сделано не было, и в целом двусторонние связи остаются малоизученными. Мы попытаемся провести системное рассмотрение отношений между Гаваной и Пекином как в актуальном, так и в историческом аспектах, тем самым заполнив имеющуюся лакуну.

Китайско-кубинские отношения можно разделить на три этапа: начальный (1960-1991), постбиполярный (1991-2001) и современный (2001-н/в). За исходный момент первого этапа целесообразно взять 1960 г., когда Куба первой из стран Латинской Америки установила дипломатические отношения с КНР. Начальный период отношений проходил волнообразно, со спадами и подъемами, и его можно в свою очередь разделить на этапы. Обозначим хотя бы основные вехи. 

Старт выглядел оптимистично. В 60-е годы Куба была единственным государством региона, которое проводила торговые операции с КНР на основе межгосударственных соглашений (остальные сотрудничали либо заключением отдельных коммерческих сделок, либо через посредничество третьих стран) [1.P.5]. Основными статьями китайского импорта были сахар и никелевый концентрат (в 1967-1970 гг. объем кубинских поставок никеля составлял в среднем около 900 т) [1.P.36]. Объем двусторонней торговли вырос со 150 млн. долларов. (1960) до 254 млн. долларов (1964), и Пекин стал вторым торговым партнером Кубы после СССР [22. P.95]. Стало налаживаться и военно-техническое сотрудничество: КНР поставила зенитные пулеметы, ях а первая сотня кубинских военных пилотов прошла обучение в китайских летных академиях [22. P.97]. 

Основой отношений был продовольственный бартер  «рис в обмен на сахар», но после 1965 г., когда стороны не смогли договориться о взаимных поставках, произошел резкий спад в экономических связях. 

Затем к этому добавились и политические факторы.  После двух резонансных визитов Че Гевары (в 1960 и 1965 гг.), занимавшего ключевые экономические должности в революционном кубинском правительстве и бывшего сторонником сближения с Китаем, в межгосударственных контактах последовала 20-летняя пауза.  Инерция былого сближения выразилась в том, что Куба вначале одна, а затем в группе государств региона поддержала восстановление прав КНР в ООН (в 1971 г. за соответствующую резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН проголосовали Куба, Чили, Перу, Мексика, Тринидад и Тобаго, Гайана и Эквадор). 

Однако последующие международные события вызвали длительное охлаждение отношений. Для Гаваны было неприемлемо сотрудничество КНР с Чили после сентября 1973 г. и ее вооруженный конфликт с Вьетнамом в 1979 г., а для Пекина – ввод кубинского контингента в Анголу в 1975 г. и Эфиопию в 1977 г. В результате, как отмечает Р.М. Бахитов, «межгосударственные отношения между КНР и Кубой на рубеже 80-х годов находились в “замороженном” состоянии, сохранялись лишь чисто формальные дипломатические отношения на уровне поверенных в делах» [2. P.58]. 

C перестройкой в СССР »кубинское правительство осознало угрозу своим отношениям с главным партнером и озаботилось наведением мостов с КНР. В 1988 г. создается двусторонняя межправительственная комиссия по развитию экономических и торговых отношений на уровне министров экономики, заседания которой стали проводиться на территориях сторон. В “особый период” она стала главным институциональным органом в развитии сотрудничества. К 1995 г., когда Ф. Кастро совершил первый официальный визит в Пекин, состоялось уже семь встреч комиссии. В сложных экономических условиях, переживаемых Кубой, Пекин начал предоставлять кредиты для развития животноводства, производства биогаза и сельского хозяйства [30]. В технологическом плане Китай внес посильный вклад в модернизацию энергетической инфраструктуры острова, в частности, поставил дизельные генераторы взамен  устаревших бензиновых.

йСамым крупным транспортным проектом того периода стала закупка в 1992-1993 гг. 1,2 млн. китайских велосипедов (в условиях дефицита электроэнергии и углеводородов данный вид передвижения выполнял транспортные, а не спортивные функции). Во второй половине 90-х гг. Китай обеспечил телефонной связью жителей специального муниципалитета острова Хувентуд, создав продвинутую систему коммуникаций, конкурирующую с европейскими аналогами; впоследствии этот опыт был перенесен и на основную часть Кубы.

Основными статьями кубинского экспорта в Поднебесную в этот период стали сахар, цитрусовые и биотехнологические продукты, а китайского на Кубу – сырье для фармацевтической промышленности, запасные части для  оборудования сахарной промышленности, медикаменты и продовольствие. Китай вносил существенный вклад в решение проблемы продовольственной безопасности путем передачи сельскохозяйственных технологий. Так, удачным оказался эксперимент по выращиванию рисай в провинции Гранма. К 1997 г. удалось добиться довольно высокой урожайности 170 т на кабальерию (национальная единица площади, равная на Кубе 13,42 га) [33]. Вместе с тем в целом в торговле не наблюдалось прорыва: в 1994 г. кубинский экспорт составил   (147 млн. долл., импорт – 120 млн.долл..

т т]Вторая половина 90-х гг. была отмечена приходом на Кубу китайского бизнеса. Финансовой предпосылкой налаживания контактов с предпринимателями стало прекращение в начале 1996 г. действия двустороннего соглашения о клиринговой форме расчетов. Отмена безналичной системы взаиморасчетов сделала Кубу привлекательной для частного бизнеса и способствовало диверсификации экономических связей. В преддверии этого в марте 1995 г. на остров с четырёхдневным визитом прибыла делегация из 20 руководителей корпораций и компаний во главе с председателем Китайского комитета содействия развитию международной торговли [12]. Целью «бизнес-десанта» было изучение потенциала частных инвестиций. О широте интересов китайского бизнеса свидетельствовал тот факт, что в состав делегации вошли представители компаний легкой и горнорудной промышленности, строительства, морского транспорта, туризма и т.д.  Одним из результатов визита стало соглашение о закупке нескольких судов-контейнеров водоизмещением 27 тыс. т, которые впоследствии стали использоваться для транспортировки риса и других товаров. Также была достигнута договоренность с кубинской компанией «Симекс» о продаже ей китайской обуви на 30 тыс. долл..

Интенсивно развивались и межгосударственные связи.  В ходе визита в КНР в 1997 г. первого заместителя председателя Государственного совета Рауля Кастро был подписан двусторонний договор, названный «Великий стратегический союз». 

В конце «особого периода» Пекин предпринял знаковый политический шаг – поставил на Кубу оборудование для блокировки сигнала оппозиционного радио «Хосе Марти», транслируемого из США. В ответ в мае 1999 г. правительство  Ф. Кастро заключило соглашение с китайской радиотелевизионной кампанией о предоставлении двух кубинских радиопередатчиков для ретрансляции радиопередач из Китая на американский континент.  Поскольку информационные программы велись на четырех языках – китайском, испанском, португальском и английском, – с этого момента началась информационно-пропагандистская подготовка экономического проникновения Китая в Латинскую Америку в XXI веке.

1999 год, который условно можно считать концом «особого периода», стал в китайско-кубинских отношениях богатым на события. хПрежде всего, было открыто представительство Национального банка Кубы в Пекине, что стало существенным шагом в институционализации экономических отношений. Кроме того, стороны подписали ряд важных  соглашений, которые среди прочего касались создания трех совместных предприятий. Первое -  «Гран Кайман» - специализировалось на выпуске на Кубе средств коммуникации; затем его продукция стала продаваться как на внутреннем, так и на латиноамериканском рынке. Второе предназначалось для производства в Китае лекарств на основе кубинской биотехнологии. Третье, созданное кубинским медицинским центром для животных и китайской корпоративной группой высоких технологий «Хонгда», имело ветеринарную специализацию. Помимо этого, Кубе были предоставлены два коммерческих кредита: на закупку в КНР компьютеров для министерства образования –и на модернизацию производства велосипедов. Наконец, стороны подписали два документа яо совместной эксплуатации портов и модернизации кубинского железнодорожного транспорта. Таким образом, на пороге ХХI века отношения находились на подъеме и свидетельствовали о высоком потенциале. 

Современный этап партнерства характеризуется резким ростом количественных и качественных характеристик. Импульс дал обмен визитами на высшем уровне: в марте 2003 г. Ф. Кастро во второй и последний раз посетил Пекин, а спустя год Гавана стала главным пунктом латиноамериканского турне председателя КНР Ху Цзиньтао. пПрорыв в отношениях выразился прежде всего в  льготных кредитах Китаях. Первым в 2003 г. стал 6-миллионный долларовый беспроцентный заем, причем на 5 лет Гавана освобождалась от выплат по нему [37]. Cпустя год в ходе визита китайского лидера кредитная линия дополнилась новым займом в объеме 6,2 млн. долл.в для расширения закупок китайских товаров. Визит Ху Цзиньтао ознаменовался подписанием беспрецедентно широкого пакета соглашений  . Тематический спектр простирался от сугубо практического взаимодействия (например, импорт из Китая 1,3 млн. телевизоров, контракт на ежегодные закупки 4 тыс. т кубинского никеля с 2005 по 2009 гг.) до общеэкономической повестки – соглашения по стимулированию торговли и инвестиций [41]. 

Была достигнута договоренность о создании двух совместных предприятий по добыче никельсодержащей руды. Заинтересованность в развитии этого сегмента кубинской экономики Китай проявлял и позже, например, в 2009 г. он объявил о планах вложить 500 млн. долларов в модернизацию никеледобывающей промышленности. Две китайские компании заключили соглашения о проведении нефтеразведочных работ как на сухопутной территории Кубы, так и в прибрежной зоне Мексиканского залива. Затем Китай предоставил Кубе технологии для строительства небольших гидроэлектростанцийеи аппаратуру для досмотра багажа в аэропортах, а также для метеорологической службы. В 2006 г. на Кубу были доставлены 12 локомотивов китайского производства, приобретенных в кредит на сумму в 15 млн. долларов (включая доставку) [6]. Затем в целях модернизации транспортной системы кубинские власти приобрели две тысячи китайских пассажирских автобусов. Проводились также массовые закупки бытовой техники. Китайская аппаратура была энергосберегающей, что важно для Кубы. 

Не ограничиваясь торговлей, стороны создали в 2010 г. совместное предприятие по производству электробытовых и электронных товаров (с китайской стороны в его создании принял участие концерн «Хайер»). В 2009 г. Пекин открыл преференциальную кредитную линию для модернизации морских портов, радио-  и телестанций, а также приобретения 10 судов для транспортировки зерна. С 2000-х гг. Китай стал осваивать туристическую сферу Кубы. Начало положило строительство  в 2001 г. первого отеля силами совместного предприятия «Абагуанекс» – «Мирамар-Малекон» [45.Р.14]. К середине 2000-х гг. туристический поток из КНР увеличился с практически нулевого до 10 тыс. человек в год. 

В результате произошел резкий рост товарооборота. В 2005-2006 гг. был преодолен рубеж в 1 млрд. долларов, а в 2007 г. он составил 2,4 млрд. долларов [49]. Двусторонние отношения стали всеобъемлющими, - так,   в 2010 г. соглашение о сотрудничестве подписали министерства юстиции. В том же 2010 году заместитель председателя Совета Министров Кубы Р. Кабрисас   констатировал:  «нет ни одного сектора кубинской экономики, где бы не было китайского присутствия» [11]. 

Медленно, но последовательно шло и кубинское «проникновение» в Китай. Так, к 2010 г. «в Китае учреждено 6 кубинских совместных предприятий с капиталом в 40 млн. долларов (производство медикаментов и биотехнологических продуктов, проведение офтальмологических операций, строительство гостиниц)» [7. P.58]. 

В 2016 г. впервые за 17 лет активного взаимодействия Китай потеснил Венесуэлу с позиции ведущего торгового партнера Кубы на второе место.  Однако не азиатский гигант вырвался вперед (показатель КНР остался практически прежним – 2,5  млрд. долларов), а Каракас вынужденно снизил объемы торговых отношений (с 4,2 млрд. долларов в 2015 г. до 2,2 млрд. в 2016 г.) [28]. 

В последние годы КНР и Куба сохраняют высокие темпы межгосударственного сотрудничества. Многие из реализуемых проектов могут показаться локальными; »перечислим лишь наиболее яркие. 

Работы по модернизации стратегического для Кубы порта в Сантьяго-де-Куба планируется завершить в октябре 2018 г., что существенно расширит логистические мощности острова [26]. В 2017-2018 гг. Китай осуществил поставки ветрогенераторов и участвовал в создании нескольких «парков» солнечных батарей, что стало существенным подспорьем на Кубе, испытывающей дефицит электроэнергии [46]. В августе 2017 произошло открытие в Гаване коммерческого представительства авиационной компании «Эйр-Чайна» я[19]. Китай активно осуществляет на острове программу внедрения цифрового телевидения. В июне 2018 г.  был осуществлен запуск в провинции Гуантанамо фабрики по производству мебели для туристических отелей, осуществляемой по китайской технологии и на китайском оборудовании [43]. Как и с Венесуэлой, развивается формат сотрудничества между частными корпорациями и фирмами. Так, в июне 2018 г. в Гаване состоялся первый Форум предпринимателей, в котором приняли участие представители 30 китайских фирм, специализирующихся на производстве продовольствия, бытовой техники, текстильной продукции [51]. 

Таким образом, Пекин по-прежнему придерживается сугубо практичного подхода, содействуя в решении конкретных проблем, что в совокупности вносит существенный вклад в развитие кубинского общества.  Смена руководства Кубы в апреле 2018 года вряд ли заметно отразится на формате актуальных отношений. Китайская сторона после  вступления в должность нового президента Мигеля Диас-Канеля заявила о готовности и дальше развивать отношения [29].

***

 В палитре латиноамериканских интересов КНР ведущие страны  ALBA имеют если не приоритетное, то, по крайней мере, существенное значение. С Венесуэлой, как одной из ключевых энергетических держав мира, Китай выстраивает системный стратегический тандем и фактически формирует альянс, способный иметь геополитический и геоэкономический эффект. С Кубой, в определённой степени заменив Советский Союз, КНР поддерживает стабильные экономические и межгосударственные связи.  Китайский фактор оказался если не главным, то существенным в преодолении экономических трудностей Кубы, связанных с экономической, торговой и финансовой блокадой со стороны США. Судя по тому, что Пекин год от года наращивает присутствие в экономике острова, он рассматривает Кубу как стратегически важного партнера в регионе и заинтересован в ее политической и экономической стабильности. 

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бахитов Р.М. КНР-Латинская Америка. Новые тенденции в отношениях. М, ИЛА РАН, 1975. 
  2. Бахитов Р.М. КНР-Латинская Америка. Эволюция отношений в 80-е годы. М, ИЛА РАН, 1986. 
  3. Воротникова Т. А. Десять лет спустя. Как изменилась Боливия при Эво Моралесе // Свободная мысль, № 6, 2016. 
  4. Воротникова Т. А. Добро пожаловать в боливийский мир! // Латинская Америка. 2016. № 5.
  5. Ивановский З. В. Латинская Америка на перепутье. Изменения в расстановке политических сил // Свободная мысль, 2017, №1 (1667). 
  6. Китайские локомотивы прибыли на Кубу. ИТАР-ТАСС. Пульс планеты. 13-АМ. 16.01.2006.
  7. Куба. Новый этап адаптации. / Рук. Проекта Калашников Н. В. ИЛА РАН. Серия «САММИТ», 2011. 
  8. Латинская Америка на переломе глобальных и региональных трендов / Отв. Ред. Л. Н.Симонова, В. П. Сударев М.: ИЛА РАН, 2017. 
  9. Лексютина Я. В. Китай и карибские острова: от намерений к действию // Латинская Америка, 2015, №6. 
  10. О кубино-китайском сотрудничестве // ИТАР-ТАСС. Пульс планеты. 13-АМ. 22.03. 1995. 
  11. О сотрудничестве между Кубой и Китаем // ИТАР-ТАСС. Пульс планеты.11-АМ. 22.04.2010.
  12. Прибыла делегация китайских бизнесменов // ИТАР-ТАСС. Пульс планеты. 13-АМ. 16.03.1995.
  13. Пятаков А. Н. Боливарианский и Тихоокеанский альянсы. Два пика интеграционного «марафона» в Латинской Америке в начале XXI в. // Латинская Америка. 2014. № 9.
  14. Разумовский Д. В. Торговое сотрудничество Латинской Америки с внерегиональными партнерами // Латинская Америка. 2016. №3.
  15. Розенталь Д. М. Дракон над Каракасом. Китайско-венесуэльские отношения в начале XXI века // Латинская Америка, 2016, №3.
  16. Шамшина В. Стратегическое партнерство Китая и Венесуэлы: проблемы и перспективы // Мировая экономика и международные отношения, 2016, № 8.
  17. Шинкаренко А. А. Становление индихенизма в Латинской Америке // Латинская Америка. 2011. № 10; 
  18. Шишков А.С. Правый поворот? К вопросу о смене политического цикла в Латинской Америке // Проблемы национальной стратегии, 2017, №4 (43).
  19. Air China abre una oficina comercial en Cuba para fomentar el intercambio turístico entre las regiones. – http://www.europapress.es/turismo/transportes/aerolineas/noticia-air-china-abre-oficina-comercial-cuba-fomentar-intercambio-turistico-regiones-20170804125500.html (дата обращения 26.06.2018).
  20. Ayllón Pino B., Emmerich N. Las relaciones entre CELAC y China: Concertación regional y Cooperación Sur-Sur // Revista Perspectivas do Desenvolvimiento um enfoque multidimencional. Vol. 03, Num. 04, julho 2015. 
  21. Bo Liu. Por una Nueva Era de las relaciones entre China y América Latina. La Estrella, Panamá. 23.11.2017. http://laestrella.com.pa/opinion/columnistas/nueva-relaciones-entre-china-america-latina/24034897 (дата обращения:14.02.2018).
  22. Cheng Y. Sino-Cuban Relations during the Early Years of the Castro Regime. 1959-1966 // Journal of Cold War Studies. Vol.9, No. 3, 2007.
  23. China aventaja a Rusia como proveedor de defense a Venezuela. Defensa.com. 1.02.2017. Available at: http://www.defensa.com/venezuela/china-aventaja-rusia-como-proveedor-defensa-para-venezuela (дата обращения:19.02.2018).
  24. China defiende Constituyente y critica injerencia exterior en Venezuela. – https://www.elespectador.com/noticias/el-mundo/china-defiende-constituyente-y-critica-injerencia-exterior-en-venezuela-articulo-706297 (дата обращения: 26.06.2018)
  25. China elevará su alianza estratégica con el país // Ultimas Niticias, Caracas, 24 de mayo de 2018. 
  26. China está atenta al avance de las obras de modernización del puerto de Santiago de Cuba. – https://www.mundomaritimo.cl/noticias/china-esta-atenta-al-avance-de-las-obras-de-modernizacion-del-puerto-de-santiago-de-cuba (дата обращения 26.06.2018).
  27. China invertirá US$ 250.000 millones en 10 años en América Latina. El Pais. Montevideo. 08.01.2015. – https://www.elpais.com.uy/informacion/china-invertira-us-millones-anos-america-latina.html (дата обращения: 14.02.2018).
  28. China se convirtió en el primer socio comercial de Cuba en 2016. El Nacional, 17.08.2017. – http://www.el-nacional.com/noticias/mundo/china-convirtio-primer-socio-comercial-cuba-2016_199179 (дата обращения: 22.02.2018).
  29. China, dispuesta a profundizar su cooperación con el nuevo liderazgo cubano. – http://www.cubadebate.cu/noticias/2018/04/20/china-dispuesta-a-profundizar-su-cooperacion-con-el-nuevo-liderazgo-cubano/ (дата обращения: 26.06.2018).
  30. China-Cuba: conversan la Habana y Pekin sobre cooperación económica // Prensa Latina, Habana, 17.02.1995.
  31. China-Latin America Finance Database. The Dialogue. –  https://www.thedialogue.org/map_list/ (дата обращения: 09.02.2018). 
  32. Chotme R., Ripoll A. La presencia china en América Latina: desafio a la hegemonia estadounidense? Criterio Libre, Vol.14, No.25. Bogota. Julio-diciembre 2016. 
  33. Cultivos de arroz // Granma, Habana. 19.10.1997.
  34. Desde China, Venezuela lanza su tercer satélite al espacio. – https://www.nodal.am/2017/10/desde-china-venezuela-lanza-tercer-satelite-al-espacio/(дата обращения: 26.06.2018)
  35. Economía china se expande en Latinoamérica. TeleSur, Caracas, 02.11.2017. –https://www.telesurtv.net/news/Comercio-entre-China-y-America-Latina-20171102-0066.html# (дата обращения: 15.02.2018).
  36. Explorando nuevos espacios de cooperación entre América Latina y el Caribe y China. CEPAL, Santiago de Chile. 2018.
  37. Fidel en Vietnam y China // Granma Internacional, Habana, №8, 02.03.2003. 
  38. Fontdegloria J. China cierra el grifo del crédito a Venezuela. – https://elpais.com/internacional/2018/05/02/actualidad/1525228067_970906.html (дата обращения: 26.06.2018)
  39. JeIfets V.L., JeIfets L.S. Particularidades y perspectivas del resurgimiento del «fénix de la derecha» en América Latina // Iberoamerica, 2016, №3. 
  40. Lavut A. «La Franja y la Ruta» y lоs países de América Latina y el Caribe. // Iberoamerica, 2018, №2.
  41. Listado de acuerdos firmados entre China y Cuba // El Nuevo Herald, Miami, 23.11.2004.
  42. Los 6 países de América Latina que buscan entrar en el AIIB, la competencia china del FMI y el Banco Mundial. BBC Mundo. 21.07.2017. Available at: http://www.bbc.com/mundo/noticias-internacional-40354609 (дата обращения:19.02.2018).
  43. Menchaca R. Con tecnología china, Cuba produce muebles para el turismo. – http://spanish.xinhuanet.com/2018-06/24/c_137276146.htm (дата обращения: 26.06.2018).
  44. Ministro Del Pino: Venezuela y China en integración perfecta. Ministerio del Poder Popular de Petróleo, 08.08.2016. –  http://www.mpetromin.gob.ve/portalmenpet/noticias.php?option=view&idNot=4014 (дата обращения: 20.02.2018).
  45. Miramar-Malecón, primer hotel chino-cubano // Granma Internacional, Habana, №12, 08.04.2001. 
  46. Ojeda Cabrera M. China entrega a Cuba el mayor parque solar fotovoltaico con que contará la nación caribeña. – http://www.cubadebate.cu/noticias/2018/04/27/china-entrega-a-cuba-el-mayor-parque-solar-fotovoltaico-con-que-contara-la-nacion-caribena/ (дата обращения:  26.06.2018).
  47. Ortiz Velásquez S. Inversión Extranjera Directa de China en América Latina y el Caribe, aspectos metodológicos y tendencias durante 2001-2016 // Economía Informa. Vol. 406, September–October 2017. 
  48. Oviedo E. Las relaciones entre China y América Latina: una visión contextualizadora. Obcervatorio de Politica China. 2015. – http://politica-china.org/areas/politica-exterior/las-relaciones-entre-china-y-america-latina-una-vision-contextualizadora (дата обращения:12.03.2018)
  49. Pereira Hernandez. Cuba-China. Una relacion en ascenso. UNAM, Mexico, 2010. –  http://www.economia.unam.mx/deschimex/cechimex/chmxExtras/documentos/actividades/2010-ii/OmarPereira070410.pdf (дата обращения: 28.03.2018).
  50. Samanamud  T. China en América Latina los casos de Ecuador y Perú entre los años 2009-2012, es posible una apuesta hacia el futuro? // Anuario Mexicano de Derecho Internacional. Vol. XIV, 2014.
  51. Se efectuará foro empresarial entre Cuba y China. – http://www.opciones.cu/cuba/2018-06-15/se-efectuara-foro-empresarial-entre-cuba-y-china/ (дата обращения: 26.06.2018).
  52. Soto Vázquez L. Las relaciones de China con América Latina. El Confidencial. Nicaragua. 09.02.2014. http://www.confidencial.com.ni/archivos/articulo/16037/las-relaciones-de-china-con-america-latina (дата обращения:  14.02.2018).
  53. Urimare O. Venezuela acuerda comercializar madera de pino con China. – http://www.elmundo.com.ve/noticias/economia/mercados/venezuela-acuerda-comercializar-madera-de-pino-con-china/ (дата обращения: 26.06.2018)
  54. Venezuela y China completan negociaciones para cooperar en turismo. – http://www.prensa-latina.cu/index.php?o=rn&id=189015&SEO=venezuela-y-china-completan-negociaciones-para-cooperar-en-turismo (дата обращения: 26.06.2018)
  55. Venezuela y China firman 22 proyectos de desarrollo económico. Albaciudad. Venezuela. 14.02.2017. – http://albaciudad.org/2017/02/venezuela-y-china-firman-22-proyectos-de-desarrollo-economico/(дата обращения: 19.02.2018).
  56. Venezuela y China fortalecen cooperación tecnológica en el marco del Petro. Ministerio del Poder Popular para la Comunicación e Información. 15.12.2017. –http://minci.gob.ve/2017/12/venezuela-y-china-fortalecen-cooperacion-tecnologica-en-el-marco-del-petro/ (дата обращения: 20.02.2018).

 

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha