Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   4348  | Официальные извинения    417   29140  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    192   39818 

ВЕНГРИЯ И КРИЗИСНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЕВРОСОЮЗЕ. С шулерами играть не очень приятно

Давно прошли те времена, когда страны Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ), стоя на пороге Евросоюза, были робкими, послушными учениками, стремящимися как можно полнее выполнить все требования ведущих стран Запада, выдвигаемые в качестве условия для получения «полноправного» членства в ЕС.

Испытывая эйфорию от обретения долгожданной принадлежности к «клубу богатых и всемогущих стран Запада», восточноевропейские страны тогда не придавали особого значения тому, что поступаются существенной частью своего суверенитета и попадают в зависимость от воли и устремлений западных лидеров. Что в ряде случаев им придется жертвовать собственными интересами в угоду политике западной бюрократии или ради ложно понятой европейской и евроатлантической солидарности.

Теперь некоторые из стран ЦВЕ, наконец-то вспомнив о своем суверенитете, все более упорно отстаивают в ЕС собственные национальные интересы. Одной из таких стран является Венгрия, в последнее время все чаще заявляющая о своей особой позиции по ряду вопросов, отличной от мнения большинства.

 

Позиционное противостояние с институтами ЕС

Напряженность в отношениях между Венгрией и институтами ЕС наблюдается уже давно. Слушания в связи с венгерским законом о борьбе с коронавирусом, прошедшие в Европарламенте в середине мая2020 г., стали уже 12-м с2010 г. судилищем в отношении Венгрии. Самостоятельная позиция, занимаемая руководством страны по ключевым вопросам положения дел в Евросоюзе, привела его к открытому конфликту и противостоянию с ЕС.

Не последнюю роль в этом сыграла принципиальная позиция Венгрии по миграционному кризису в Евросоюзе, блокировка участия Украины в саммитах НАТО на министерском уровне. А также сдержанное отношение к санкциям ЕС в отношении России, заключение Венгрией соглашения об участии России в строительстве двух новых энергоблоков на АЭС «Пакш», нейтральная позиция по российским международным газопроводам. Плюс к этому - намерение воспользоваться, вопреки рекомендациям Еврокомиссии, российской вакциной от Ковид-19 и другие самостоятельные, не совпадающие с позицией США и Евросоюза, шаги Венгрии во внутренней политике и на международной арене.

Выступая на 28-м Экономическом форуме в польской Крынице (известном также как Центрально-Европейский Давос), министр внешнеэкономических и иностранных дел Венгрии П. Сийярто заявил, что ЕС стоит перед такими серьезными вызовами, как миграция, энергетическая политика, терроризм и Брексит. Федеративное устройство Европы явится, по его мнению, тупиком, поскольку изъятие части компетенций у стран-участниц существенно ослабит их. Для дальнейшего поступательного развития интеграции в рамках ЕС необходимо избавиться от лицемерия, политкорректности и двойного стандарта, используемого в отношении отдельных стран-членов [48].

Венгерский аналитик, советник венгерского Национального форума К. Лорант, развивая эти суждения, утверждает, что Европейский союз – это нежизнеспособная формация, он лишь притворяется, будто является федеральным государством с единой валютой и центральным банком, ответственными перед избирателями, правительством и парламентом. В действительности это не так [14]. Более того, по его мнению, Европейского союза никогда и не было, как не было и коммунизма, о котором в свое время мечтали коммунисты. Европа состоит из имеющих тысячелетнюю историю национальных государств, а 90% людей, населяющих эти страны, как показывают обследования Евробарометра, считают себя в первую очередь представителями своих наций, и лишь во вторую очередь – европейцами. Следовательно, – предлагает К. Лорант, – нужно создать такую систему взаимного сотрудничества, которая исходит из культурных и экономических особенностей отдельных стран. Другими словами, надо вернуться к истокам: «Европейскому экономическому сообществу» (ЕЭС), или, как его тогда еще называли, – «Общему рынку».

Важнейшее отличие ЕЭС от нынешнего ЕС, по мнению К. Лоранта, заключается в том, что ЕЭС учитывал особенности отдельных стран и стремился к взаимно сбалансированной торговле между ними, с тем чтобы ни одна из стран не накапливала в течение длительного времени дебиторской задолженности в отношении другой.

Введение евро, по мнению К. Лоранта, нанесло огромный ущерб Европе, поскольку для южноевропейских стран, ранее динамично развивавшихся, оно обернулось накоплением огромных долгов и экономическим регрессом, а для всего ЕС – неспособностью адаптироваться. Переход на евро благоприятствовал, прежде всего, экономически более развитым странам ЕС – Германии и Голландии, у которых образовались огромные активы в их внешней торговле и платежных балансах за счет южноевропейских партнеров. По данным немецкого Фонда международного медиаконцерна «Бертельсман», Германия, например, благодаря единому рынку ЕС ежегодно реализовывала там сверхприбыли на сумму порядка 86 млрд евро [16].

В случае Венгрии богатые западноевропейские страны ЕС во главе с Германией по различным каналам выкачивают из нее порядка 6 млрд евро в год, тогда как из бюджета Евросоюза она получает около 4 млрд евро. Об этом написал премьер-министр Венгрии В. Орбан, отвечая на скандальное заявление известного немецкого политика М. Шульца, обвинившего руководство страны в антисемитизме, стяжательстве и давлении на прессу [36]. Таким образом, членство Венгрии в ЕС, по мнению В. Орбана, не стоит Германии дополнительных денежных трат, наоборот, она на Венгрии зарабатывает. При этом превосходство Германии обусловлено вовсе не тем, что немцы более трудолюбивы или мастеровиты, как это принято считать.

Не меньшую выгоду от членства в ЕС имеет и Голландия. Первый специфический источник – это взимание таможенных пошлин, 20% которых страна, осуществляющая таможенное оформление импортных товаров, имеет право оставлять у себя. Поскольку значительная часть внешнеторгового товарооборота стран ЕС осуществляется через голландские порты Амстердам и Роттердам, доходы Голландии по этому каналу достигают 4 – 5 млрд евро в год. Не говоря уже о высокооплачиваемых рабочих местах и предпринимательствах, кормящихся вокруг этого бизнеса.

Второй источник специфических доходов – это статус Голландии как налогового рая. Помимо Люксембурга, именно в Голландии зарегистрированы почтовые ящики 12 тысяч фирм стран ЕС, которые заключают с голландским правительством «специальные» налоговые соглашения, благодаря которым в Голландии остаются многие миллиарды евро, хотя никакой работы, кроме «бумажной», никто не делает [5].

Вместо евро, уже во второй раз за последнее десятилетие продемонстрировавшего свою недееспособность, К. Лорант предлагает вернуться к Европейской монетарной системе, при которой страны-участницы сохраняют свои национальные валюты, а взаимные расчеты осуществляют на основе общей валютной корзины. При такой системе ни у кого не будет права вмешиваться в то, какой дефицит госбюджета позволяет себе та или иная страна, а национальное правительство будет иметь возможность в случае необходимости девальвировать свою валюту.

Спикер парламента Венгрии Л. Кёвер 14 июля2020 г. в своей речи при принятии Решения об экономических мерах ЕС в связи с последствиями коронавирусной пандемии напомнил, что «Венгрия присоединилась к Евросоюзу и поступилась частью своего суверенитета для реализации национальных интересов, поскольку тогда это казалось – и пока еще кажется и сегодня – наиболее благоприятным форматом. Как члены ЕС, мы уже 15 лет равноправные и равноценные, но только на бумаге. К нам, странам Вышеградской четверки, постоянно относятся пренебрежительно, как к странам, априори проблемным, просящим милостыню, надоевшим, но неблагодарным и обреченным всегда играть роль бедных родственников. Мы довольно долго изображали из себя тупого болвана среди умных господ. Теперь мы выучили правила игры, но играть с шулерами не очень приятно. Однако Родина не продается, и мы не допустим, чтобы на нас надели ошейник те, в чьи твердые намерения входит задача снова ввергнуть страны ЦВЕ в колониальное подчинение» [11].

Для усиления своей позиции в ЕС Венгрия кооперируется с единомышленниками, прежде всего с входящими в Вышеградскую четверку государствами. На встрече в Варшаве 3 июля2020 г. лидеры Вышеградской четверки констатировали, что благодаря принципиальной и непреклонной позиции они теперь могут оказывать влияние на принятие ключевых решений в Евросоюзе. Это касается как миграционного кризиса, так и распределения бюджета ЕС на 2021–2027 гг., которое должно быть справедливым. «Нельзя наказывать страны ЦВЕ только за то, что они смогли справиться с коронавирусной пандемией эффективнее, чем более богатые западноевропейские страны, проявившие себя в этом вопросе безответственно. Страны Вышеградской четверки хотели бы стать полюсом развития ЕС в постковидный период» [32].

Единым фронтом выступили страны Вышеградской четверки и на чрезвычайном саммите ЕС в Брюсселе, который вместо запланированных двух дней продолжался четыре: с 17 по 20 июля2020 г. Там столкнулись идеологические и экономические интересы Севера и Юга, Востока и Запада. Стало очевидно, что теперь уже недостаточно достичь согласия только между Германией и Францией – необходимо учитывать и интересы других группировок: например Вышеградской четверки, а также «скупой, или бережливой, четверки» (Австрии, Голландии, Швеции и Дании; иногда к ней примыкает еще и Финляндия). К Вышеградской четверке на саммите присоединилась и Словения, премьер-министр которой Я. Янша заявил, что «пора кончать с двойным стандартом в отношении стран региона» [41].

Венгрия сумела на этом саммите добиться для себя серьезных уступок. Если первоначально Еврокомиссия намеревалась понизить на 24% выделяемые ей денежные субсидии из бюджета ЕС на 2021–2027 гг., то в результате изнурительных переговоров согласилась на 15-процентное сокращение, что для Венгрии означает выигрыш в 3 млрд евро.

Кроме того, канцлер А. Меркель дала обещание до конца2020 г., когда Германия будет председательствовать в ЕС, закрыть процедуру в отношении Венгрии по 7-й статье Лиссабонского договора, лишающей ее права голоса и дотаций, и что требование соблюдения норм правового государства никогда не будет увязываться с приостановкой или прекращением выплат из бюджета ЕС.

Симптоматично заявление, которое премьер-министр Венгрии В. Орбан сделал по итогам саммита: в действительности не ЕС дает странам ЦВЕ деньги, а страны ЦВЕ возвращают себе часть денег, выкачанных ранее у них Западом. «Поскольку странам ЦВЕ пришлось конкурировать в Евросоюзе не на равных условиях, нам полагается соответствующая финансовая компенсация. Утверждение, что западники соблаговолили дать нам немного денег, унизительно и не отражает действительного положения дел» [28].

Правительство Венгрии теперь не выполняет безропотно все требования Еврокомиссии, как это было раньше, а само выдвигает ей условия. «Мы это отвоевали!» – так оценил итоги саммита В. Орбан [35].

В опубликованной 21 сентября2020 г. в газете «Мадьяр Нэмзэт» обширной статье В. Орбан отметил, что экономический и политический вес Европы ныне ничтожен, в области инноваций ЕС плетется в хвосте Востока и Америки (не в последнюю очередь из-за того, что нет объединенной армии, поскольку сегодня НИОКР дают результаты в основном в оборонной промышленности)… Брюссель и Вышеградская четверка устремляются в противоположные стороны: Еврокомиссия довела до абсурда цели в области изменений климата, социальной Европы, единой налоговой системы, мультикультурализма. Запад, – делает вывод В. Орбан, – утратил свою привлекательность в глазах Центральной Европы [10].

Несмотря на обещания А. Меркель, леволиберальное крыло в Евросоюзе, не отказывается от идеи увязать предоставление финансовых субсидий из бюджета ЕС с требованиями к странам-получателям в области обеспечения ими критериев правового государства и обязательствами по приему беженцев. Либеральные французские политики из партии «Вперед, Республика!», которую до своего избрания президентом Франции возглавлял Э. Макрон, например, полагают, что без такой увязки невозможно предотвратить превращение Венгрии во вторую Белоруссию. ЕС, по их мнению, не должен и дальше финансировать нелиберальную политику венгерского и польского правительств [39].

Более того, голландский премьер-министр М. Рютте в ходе развернувшейся осенью2020 г. в парламенте страны дискуссии посетовал, что нужно было бы переучредить Евросоюз, но уже без Венгрии и Польши. Он явился первым среди европейских политиков, кто гласно допустил будущее ЕС без сопротивляющихся диктату Еврокомиссии правительств. Однако учредительные документы ЕС не предусматривают процедуру исключения отдельных стран-членов из рядов Евросоюза. Выход возможен лишь добровольный, по примеру Великобритании [45].

Таким образом, все спорные жизненно важные вопросы в отношениях Венгрии с институтами Евросоюза остаются открытыми. В. Орбан 8 ноября2020 г. в письме к руководству ЕС предупредил, что если июльский компромисс будет нарушен и выделение денежных средств из бюджета ЕС и фонда помощи странам, пострадавшим от Ковида-19, будет увязано с расплывчатыми формулировками правового государства, он воспользуется правом вето. Двумя днями раньше подобным образом отреагировал на создавшуюся ситуацию и польский премьер-министр М. Моравецкий [34]. В результате 16 ноября Венгрия и Польша были вынуждены применить право вето, а 26 ноября оба лидера выступили с совместным заявлением, в котором подтвердили, что будут поддерживать друг друга и в будущем.

В ноябре В. Орбан сделал ряд заявлений, в которых объяснил свою позицию. Поскольку Венгрия по ряду основополагающих вопросов имеет отличную от большинства стран-членов ЕС точку зрения, – в первую очередь по миграции, национальному суверенитету, гендерным представлениям, – она не может себе позволить, чтобы простым большинством голосов ей были бы навязаны неприемлемые для венгерского человека решения. Тем более что сегодня в Брюсселе правовым государством признают лишь то, которое готово принять в свою страну мигрантов [30].

Судя по ходу последующих переговоров, можно сделать вывод, что в итоге будет достигнуто компромиссное временное решение, согласно которому идею применения механизма правового государства отложат практически на два года. Таким образом, в 2021–2022 гг. никакие санкции Венгрии грозить не будут, ее освободят от политического или идеологического давления. В будущее соглашение включат заключительную статью, в которой подчеркнут, что санкции в связи с невыполнением требований правового государства могут быть применены лишь в случае, если они затрагивают финансовые интересы ЕС (мошенничество, коррупция, несовместимость), но не могут применяться для достижения политических целей, в том числе в области семейного права или миграционных споров. В Венгрии это расценено как серьезный успех венгерской дипломатии [17].

Анализируя причины выхода Великобритании из Евросоюза, венгерские эксперты подчеркивают, что англичане, так же как и венгры, вступали в ЕС как в экономическое сообщество, однако брюссельские бюрократы коварно, дезориентируя страны-участницы, стали навязывать им свою идеологию, исподтишка преобразовали ЕС в политический союз, централизованную империю [13]. При этом венгры охотно цитируют М. Тэтчер, которая еще в1988 г. в своей речи в Брюгге предостерегала тогдашний ЕЭС от дальнейшего углубления интеграции, решительно отвергала идею «Европейского супергосударства». Европу, по ее мнению, создал не Римский договор, европейская идея не является собственностью какой-либо группы или института. Европейское сообщество является собственностью каждого его члена и должно отражать традиции и устремления каждого члена сообщества [40].

Нынешние руководители Евросоюза, по мнению венгерских экспертов, не сделали для себя необходимых выводов из советов М. Тэтчер и свершившегося 31 декабря2020 г. Брексита. Патовая ситуация, возникшая в ЕС в связи с двойным вето со стороны Венгрии и Польши по вопросу бюджета на 2021– 2027 гг. и антиковидного фонда помощи, вызвала в западной прессе волну предположений о теоретически возможном выходе этих двух стран из ЕС [46].

Что касается Венгрии, то она не собирается отказываться от тех преимуществ и денежных вливаний, которые имеет в результате членства в ЕС. Как заявил П. Сийярто, в долгосрочной перспективе Венгрия однозначно видит свое место в составе Евросоюза [49]. Хотя к концу текущего десятилетия, когда взносы Венгрии превысят поступающие из фондов ЕС выплаты, ее позиция может в корне измениться.

 

Пандемия Ковид-19 как катализатор центробежных тенденций в Евросоюзе

«Европейский союз уже умер, только еще не знает об этом». С таким заголовком в разгар первой волны пандемии Ковид-19 в Европе вышла статья в итальянской ежедневной газете «Иль Фольо». Конец Европейскому союзу предрекают многие политики из-за непреодолимых противоречий между отдельными странами-членами. Так, о смертельной угрозе Евросоюзу в связи с отсутствием солидарности в борьбе с коронавирусной инфекцией, поразившей страны ЕС, высказался Ж. Делор, возглавлявший Еврокомиссию в 1985–1995 гг. и сыгравший решающую роль в разработке и принятии Маастрихтского договора. О смертельном риске для единой Европы в связи с пандемией коронавируса заявил и бывший премьер-министр Италии, заместитель секретаря левоцентристской Демократической партии Италии Э. Летта, отмечая нынешнюю слабость чувства коллективизма в странах ЕС [16].

От угрозы развала предостерегает Евросоюз также американский финансовый спекулянт с венгерскими корнями Дж. Сорос. Он полагает, что если ЕС не преодолеет внутренние экономические разногласия, не эмитирует бессрочные, не подлежащие выкупу, так называемые «вечные облигации» на сумму не менее 1 трлн евро, которые будут направлены на поддержку стран, особенно сильно пострадавших от коронавируса, а также мигрантов на территории Евросоюза, дезинтеграционные процессы в нем остановить уже не удастся. В отличие от других «коронавирусных» ценных бумаг, предлагаемые им «вечные облигации» позволят остановить углубление образовавшихся в Евросоюзе линий разлома между Севером и Югом, Востоком и Западом [42].

Игра закончена, – так отреагировал председатель Венгерского национального банка (ВНБ) Д. Матолчи, входящий в пятерку наиболее влиятельных общественных деятелей Венгрии во главе с премьер-министром В. Орбаном, на сигнал о грядущем бедствии, посланный Европе профессором Чикагского университета Л. Зингалесом в статье «Евросоюзу в условиях кризиса необходимо выковать национальное самосознание, иначе умрет», опубликованной в «Файнэншл Таймс» 6 апреля2020 г. [23] При этом Д. Матолчи отмечает, что Евросоюз не смог сформировать панъевропейское национальное самосознание (некоторыми в этой связи проводится аналогия с попыткой СССР создать новую общность «советских людей»), общая валюта оказалась неспособной сплотить множество наций в единую великую нацию европейцев. Введение евро – в попытке поколебать глобальную роль доллара – лишь спровоцировала США к новым нападкам на «мятежных европейцев». Эта новая геополитическая война уже привела к целому ряду неразрешимых кризисов в ЕС, череда которых явно продолжится и в обозримом будущем [19].

По мнению Д. Матолчи, евро – это западня, из которой надо выбираться [21]. В своей статье «Три кризиса Европы» он призывает извлечь уроки из 50-летней истории европейской интеграции [20]. Первый крупный кризис 1970-х годов, вызванный двумя взрывными скачками мировых цен на нефть, Европа сумела успешно преодолеть, поскольку западноевропейские страны могли себе позволить проводить самостоятельную финансовую политику – в ЕС тогда еще не было обязательного финансового регулирования, сковывавшего инициативу стран-участниц.

Второй глубочайший шок был принесен в Европу из США в 2008–2009 гг. Если американцы тогда преодолели финансово-экономический кризис за 10 месяцев благодаря быстрым и решительным совместным мерам правительства и эмиссионного банка США, которые мобилизовали огромные денежные резервы, то у европейцев такой возможности не было. Ни общие институты ЕС, ни еврозона, ни правительства отдельных стран не смогли с ним успешно справиться. У правительств уже не было права проводить самостоятельную финансовую политику, а Европейский центральный банк  подключился к антикризисной работе с опозданием в четыре года и в отсутствие согласованной с правительствами антикризисной политики. В результате в последующем десятилетии (2010–2019) кризис в действительности не был преодолен, а лишь заглушен.

Вплоть до весны2020 г. это был уже не кризис государственного долга, банковской системы или бюджетной политики, а кризис, связанный с утратой Евросоюзом своей конкурентоспособности и сдачей позиций в мире. В подтверждение этого факта Д. Матолчи приводит следующие данные: если в1980 г. доля ЕС в мировой экономике составляла 26%, то2019 г. – всего 16%, тогда как США понизили свою долю с 18 до 16%, а Китай повысил с 5 до 16% [20]. При этом симптоматично, – отмечает Д. Матолчи, – что в 2010–2019 гг. лучших результатов в ЕС достигли те страны, которые не вошли в еврозону.

Третий глубинный кризис Европы начался с приходом2020 г. и связан с «коронакризисом», переросшим в большинстве стран ЕС в затяжной экономический кризис. Здесь Д. Матолчи также подмечает, что у тех, кто был успешнее в борьбе с эпидемией, лучше прогнозы в экономике, и наоборот. Причем, ожидаемые экономические показатели лучше у стран, которые не испытали на себе в 2008–2019 гг. длительный сперва явный, а впоследствии латентный долговой кризис еврозоны, а еще более обнадеживающие перспективы у стран, которые способны целенаправленно проводить самостоятельную национальную финансовую политику (намекая, естественно, прежде всего на Венгрию).

В. Орбан разочарованно констатирует, что за последние 22 года Евросоюз дрейфовал от одного кризиса к другому, однако самая большая проблема заключается в том, что ни один из них он не смог достойно разрешить [31]. Большинство западноевропейских стран из-за коронавирусной инфекции оказались в плачевном положении, их ВВП в2020 г. может упасть более чем на 10%, а государственный долг достичь огромных размеров. Реагируя на антирасистские волнения в США и странах Западной Европы, В. Орбан саркастически подчеркивает, что 30 лет тому назад мы все взирали на Запад как на идеальное общество, сегодня же очевидно, что три из четырех крупных стран ЕС стремительно движутся к финансовому краху, а в малых западноевропейских городках бурлят бандитские войны. «И эти страны учат нас, как нужно правильно жить! – восклицает В. Орбан. – Они исповедуют идеи либерального империализма, свое мировоззрение пытаются навязать тем странам, которые думают иначе. Международные суды являются неотъемлемой их частью. Либеральный империализм наступает на нас с Запада» [29].

В этом контексте К. Лоранта не удивляет, что ведущая немецкая газета «Ди Вельт» на проблемы с коронавирусной инфекцией в Италии отреагировала заявлением, что «итальянская мафия ждет коронавирусные деньги Брюсселя». А экономические проблемы Греции в свое время газета объясняла тем, что греки попросту ленивы. Министр финансов Голландии в2017 г., когда эта страна возглавляла еврозону, позволял себе высказывания типа «такие южноевропейские страны, как Италия, свои деньги тратят на выпивку и женщин» [16].

Очевидно, – делает вывод К. Лорант, – внутри Европейского союза отсутствуют солидарность и доброжелательное отношение к проблемам других стран-участниц, которые создавали бы основы для формирования будущего федеративного устройства ЕС. Дальнейшее форсирование интеграции приведет лишь к усилению центробежных тенденций. Следовательно, целесообразным решением стал бы возврат к сотрудничеству на базе Римского договора, то есть назад, к экономическому сообществу при строгом соблюдении сбалансированности взаимной торговли.

К подобным выводам приходит и политолог, директор венгерского аналитического центра «Медианезё» Б. Борош, который, отмечая беспомощность Еврокомиссии в борьбе с коронавирусной инфекцией, подчеркивает, что в разгар пандемии она стала практически невидимой, парализованной. Причем это уже третий такой случай после мирового финансово-экономического кризиса2008 г. и миграционного кризиса2015 г., с которым Евросоюз, по сути, также не смог справиться [4]. Напротив, именно национальные государства оказались способны эффективно решать проблемы, связанные с коронавирусом. Если эта ситуация затянется и Евросоюз даст трещину, станет очевидно, что нужно строить Европу наций, а не Соединенные штаты Европы.

Аналитики венгерского политологического Института «XXI век» отмечают, что эпидемия коронавируса представляет для ЕС невиданный доселе вызов в виде одновременно разразившихся пандемического, общественного и экономического кризисов. Создавшаяся ситуация обнажила новые грани институционального кризиса в ЕС: страны-участницы никак не могли прийти к общему знаменателю, бюрократические процедуры не поспевали за стремительным развитием событий, Еврокомиссия принимала запоздалые и малоэффективные решения, в то время как ответы ряда национальных государств оказывались более оперативными и результативными [1].

Большинство стран-членов ЕС по призыву ВОЗ уже в начале февраля2020 г., когда эпидемия помимо Италии затронула Испанию и Францию, начали готовиться к борьбе с инфекцией. Еврокомиссия же тогда мало внимания уделяла этому вопросу. Европейский центр профилактики и контроля заболеваний, являющийся независимым ведомством Евросоюза, преуменьшал серьезность проблемы, а его руководство утверждало, что опасность распространения инфекции низка. Даже в конце февраля, когда Ковид-19 наблюдался уже в большинстве стран ЕС, еврокомиссар по здравоохранению С. Кириакидес продолжала утверждать, что необходимости в ограничительных мерах в связи с коронавирусом нет.

Председатель Еврокомиссии У. фон дер Ляйен 5 апреля была вынуждена признать, что на начальном этапе наднациональные институты ЕС не предприняли достаточных мер для противодействия распространению коронавирусной инфекции. 16 апреля она принесла публичные извинения Италии за то, что Евросоюз не предоставил стране достаточной помощи в борьбе с эпидемией. Таким образом, У. фон дер Ляйен подтвердила, что на начальном этапе пандемии Евросоюз – из-за многочисленных ошибочных решений и бюрократических препон – оказался неспособен эффективно предоставить необходимую помощь странам-участницам.

Ведущий аналитик Института «XXI век» Д. Деак в связи с этим обращает внимание на то, что люди, общественность в странах ЕС, и в Венгрии в том числе, все меньше доверяют Евросоюзу. Ослабевают и позиции тех политиков, кто выступает за Соединенные штаты Европы, чего в обозримой перспектив, точно не случится, а вот роль национальных государств будет неуклонно усиливаться [2].

Руководство Венгрии предъявляет Еврокомиссии свои претензии и в связи с неудовлетворительным решением последней вопроса вакцинации населения. Так, госсекретарь министерства внешнеэкономических и иностранных дел Т. Менцер обвиняет Брюссель в том, что ЕС с большим опозданием – только в ноябре2020 г. – заключил плохое, по его мнению, соглашение о поставках вакцины компании Пфайзер, тогда как США, Англия и Израиль сделали это уже в июле. При этом - на значительно меньшие объемы, чем требуется, осложнив ситуацию с вакцинацией населения в странах ЕС [24].

В. Орбан также отметил нерасторопность ЕС с закупками вакцины, что вынудило Венгрию самостоятельно начать переговоры с Израилем, Россией и Китаем: Брюсселю можно делегировать полномочия лишь в том случае, – делает вывод В. Орбан, – если вы уверены, что он с ними справится лучше, чем национальные институты [8].

Яростное неприятие в леволиберальных кругах ЕС и среди внутренней оппозиции в Венгрии вызвал пакет срочных и решительных мер по борьбе с Ковид-19, принятый венгерским правительством 11 марта2020 г. В результате было введено, по сути, чрезвычайное положение в стране. Критики В. Орбана усмотрели в этом попытку расправиться с «остатками либеральной демократии и правового государства в Венгрии и установить режим авторитарной диктатуры» [44].

Против венгерского правительства и правящей правоконсервативной партии Венгерский гражданский союз (Фидес), которую возглавляет премьер В. Орбан, была развязана беспрецедентная дезинформационная кампания, что побудило его обратиться с открытым письмом к лидерам 53 европейских партий, входящих в Европейскую народную партию (ЕНП). В нем В. Орбан отметил, что, когда весь мир борется с пандемией Ковид-19, против Венгрии и него лично предпринята безосновательная скоординированная атака. Подобным несправедливым нападкам из-за идеологических разногласий он подвергался и раньше, но нынешняя атака – самая подлая и циничная, поскольку намеренно замалчивается, что целью травли является правительство, которое борется за жизни людей [33].

Масла в огонь подлил председатель ЕНП Д. Туск, который обнаглел до такой степени, что провел параллель между мерами венгерского правительства, принимаемыми в связи с коронавирусом, и идеологом нацистского режима в Германии К. Шмиттом. Бывший премьер-министр Бельгии, а ныне либеральный депутат Европарламента Ги Верхофстадт пошел еще дальше. Он уподобил венгерский закон «О предохранении от коронавируса», принятый парламентом страны 30 марта2020 г. и предоставляющий возможность В. Орбану на период эпидемии управлять страной посредством декретов, закону1933 г. о чрезвычайных полномочиях правительства во главе с рейхсканцлером Адольфом Гитлером, который стал заключительным аккордом захвата национал-социалистами власти в Германии [47].

11 мая2020 г. послы 5 скандинавских государств (Дании, Финляндии, Исландии, Норвегии и Швеции) были приглашены в МИД Венгрии, где министр П. Сийярто обвинил их во лжи относительно сути венгерского закона о борьбе с коронавирусом и заявил следующее: «Венгерская нация существует более тысячи лет, она не нуждается в достойной сожаления лицемерной опеке… Оставьте венграм самим решать, чего они хотят. Займитесь лучше своими проблемами» [25].

Неприятие в Венгрии вызывают и вынашиваемые Брюсселем планы по защите «правового государства» в отдельных странах ЕС, прежде всего в Венгрии и Польше. Имеются в виду:

– ежегодная подготовка докладов о положении дел с демократией в странах-членах;

– создание в2020 г. Европейской Прокуратуры, которая будет устанавливать, соблюдают ли правительства стран-членов общие правила, что будет служить решающим аргументом при выделении им финансовой помощи из фондов ЕС;

– инициирование проведения широкомасштабных общественных обсуждений о демократии и правовом государстве в «проблемных»  странах [43].

Таким образом, речь идет о попытке грубейшего вмешательства Брюсселя во внутренние дела отдельных стран-членов ЕС, причем на стороне местной оппозиции против правящих элит.

В связи с пандемией коронавируса в Евросоюзе стали говорить о «новой нормальности». Но в Западной Европе, по мнению венгерской журналистки М. Ёри, эта новая нормальность возникла уже давно: «Параллельные общества, гетто, запретные зоны, террористические акты, мародёрство… Волны насилия, свержения памятников, бандитских войн под антирасистскими лозунгами пронеслись по изумительно красивым городкам цивилизованных стран Западной Европы. Общественный эксперимент, который многие годы практиковали на Западе, окончательно провалился» [38].

В. Орбан, реагируя на антирасистские выступления в некоторых странах Запада, отметил, что системы здравоохранения этих зажиточных стран из-за эпидемии коронавируса развалились всего за несколько дней, богатейшие страны приближаются к финансовому краху, а по их крупным городам пронеслась беспрецедентная волна насилия. При этом вооруженные подразделения правопорядка подвергаются там унижению и на улицах, и в политике; их обзывают расистами, уважение к людям в погонах ниспровергается вместе с памятниками – «государство и закон покинули улицы... Венгрия не такая страна и никогда такой не будет. Какой бы хаос ни возобладал вокруг нас, у венгров в головах господствует порядок, в руках – сила, а в сердцах – лояльность. Мы никогда не оставим наших защитников правопорядка на произвол судьбы» [27].

 

Венгерский опыт борьбы с коронакризисом

Экономика Венгрии встретила эпидемию коронавируса в хорошем состоянии, особенно по сравнению с западноевропейскими партнерами по Евросоюзу. Многолетние усилия по оздоровлению национального хозяйства принесли свои плоды.

Венгрия в последние 10 лет последовательно проводила экономическую политику, направленную на ограничение роли иностранного капитала в экономике страны путем его постепенного выдавливания. Одновременно был взят курс на усиление роли государства в экономической жизни. С этой целью в стране проводится национализация и деприватизация структурообразующих предприятий.

К2020 г. активы госпредприятий за счет приобретения ими недвижимости, а также результативного хозяйствования были увеличены на 52% по сравнению с2010 г. В результате в2020 г. в Венгрии насчитывалось уже почти 600 крупных госпредприятий [51].

Нынешние экономические успехи Венгрии председатель ВНБ Д. Матолчи объясняет также тем, что руководству страны удалось обеспечить эффективное взаимодействие государства и рынка, когда государство открывает и выстраивает рынки (посредством повышения покупательной способности населения или предлагая новые финансовые продукты и программы эмиссионного банка) и как компас использует обратную связь, сигналы со стороны рынков (госзакупки, прямые иностранные инвестиции) [18].

В2013 г. Венгрии удалось осуществить прорыв в экономическом развитии и с тех пор неуклонно развивать достигнутые успехи. Это позволило В. Орбану провозгласить новый этап, наметить крупные цели и, прежде всего, обеспечить, чтобы темпы экономического роста в Венгрии снова в два раза превышали темпы роста экономики Германии, как это было в конце 1990-х – начале 2000-х годов.

Особо впечатляющих результатов удалось добиться в 2018–2019 гг., когда ВВП увеличивался в среднем на 5% за год. В период 2013–2019 гг. темп экономического роста в Венгрии более чем в два раза превышал средний темп по Евросоюзу: экономический рост в Германии практически остановился, а в еврозоне – замедлился. В расчете на душу населения ВВП Венгрии в2019 г. по паритету покупательной способности достиг 73% от среднего по ЕС-27 показателя (по итогам2010 г. – всего 66%) [22].

Венгрия, таким образом, постепенно выдвигается на лидерские позиции в Евросоюзе в экономическом развитии. Все больше средств выделяется из госбюджета на НИОКР: если в2008 г. – менее 1% от ВВП, то в2019 г. – уже 1,53%, на2020 г. было запланировано 1,8%, на2030 г. – 3%. Вместе с вложениями предприятий в НИОКР Венгрия начала опережать другие страны ЕС и в этой области [9].

Пандемия коронавируса нарушила поступательное развитие венгерской экономики и радужные планы венгерского руководства на обозримую перспективу. За первые три квартала2020 г. объем ВВП уменьшился по сравнению с аналогичным периодом2019 г. на 5,4%, что, тем не менее, лучше, чем в ЕС-27 (падение на 6,9%) и еврозоне (сокращение на 7,4%) [12].

В первом полугодии2020 г. венгерский товарный экспорт, учтенный в евро, из-за коронавируса сократился на 11,5%, а импорт – на 10,4%. На этом фоне наблюдался многократный прирост импорта аппаратов искусственной вентиляции легких, медицинских масок и защитной одежды, а также диагностических реагентов, необходимых для борьбы с эпидемией Ковид-19. Основным поставщиком явился Китай. В самый критический период первой волны пандемии Китай поставил в Венгрию 185 авиарейсами более 90 млн медицинских масок, 40 млн комплектов защитной одежды и 800 тыс. упаковок медикаментов, что позволило Венгрии успешнее других стран ЕС выйти из первой волны эпидемии [50]. Единичные поставки осуществляли также Азербайджан и Узбекистан. Это еще раз утвердило венгерское руководство в правильности и своевременности избранного им курса на открытие по отношению к Востоку. Страны Запада в разгар пандемии выступали каждая за себя, нередко еще и конкурируя друг с другом.

Таким образом, благодаря существенному снижению внешней уязвимости за предыдущие годы Венгрия оказалась способной уверенно противостоять внешним шокам и добиться лучших результатов по сравнению со многими другими странами ЕС в борьбе с экономическими последствиями эпидемии коронавируса.

Венгерское правительство уже 11 марта – одним из первых в Евросоюзе – приняло пакет мер по борьбе с коронавирусом и спасению экономики, на что выделило 20% годового объема ВВП. Это позволило Венгрии войти в шестерку европейских стран, которые направили на поддержку населения и предпринимателей более 16% ВВП.

Сразу же был создан Оперативный штаб по борьбе с эпидемией, а в конце июня, когда с первой волной эпидемии в основном удалось справиться, – Оперативный штаб по защите национального хозяйства. Для финансирования чрезвычайных мер были созданы 3 фонда:

– Фонд борьбы с эпидемией (для покрытия чрезвычайных расходов в системе здравоохранения);

– Фонд защиты экономики (для сохранения предприятий и рабочих мест, а также поддержки новых инвестиций);

– Фонд средств, выделяемых Евросоюзом для поддержки пострадавших от коронакризиса стран.

Особенностью борьбы с коронавирусом в Венгрии явилось широкое привлечение к проводимым мероприятиям армии. В 51 из 180 государственных больниц были назначены представители из числа военных, в задачу которых входили координация и контроль снабжения и использования медицинских средств индивидуальной защиты, оборудования и лекарств. Военпреды с подобными функциями были назначены и в дома престарелых, большинство из которых стали очагами распространения коронавирусной инфекции. Армейские штабы по обеспечению контроля, санитарной безопасности и стабильности производства были созданы и на 105 отечественных жизненно важных предприятиях: в пищевой и фармацевтической промышленности, в энергетическом и инфокоммуникационном секторах, а также на объектах по снабжению кислородом и питьевой водой [37].

Одновременно был введен запрет на выезд из страны для медицинских работников, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, налоговой и пограничной службы, а также госслужащих. Они могли покинуть страну лишь с разрешения соответствующего министра [26].

Больницам, кроме того, было запрещено заключать без одобрения министра здравоохранения контракты с представителями частного бизнеса. Все это дало основание оппозиции обвинить правительство в стремлении к военной диктатуре, выстраиванию системы, напоминающей военный коммунизм в Советской России [7; 6]. Тем не менее, очевидно, что без активного привлечения армии Венгрия не смогла бы столь успешно справиться с эпидемией Ковид-19.

По состоянию на 1 ноября2020 г. в расчете на 1 млн жителей число случаев заражения Ковид-19 в Венгрии составило 8104, в то время как в ЕС-27 – 14437; число смертельных исходов от коронавирусной инфекции в Венгрии составило 186, в Евросоюзе – 391 [3].

*   *   *

Симптоматично, что спустя 30 лет после развала мировой социалистической системы и 16 лет пребывания Венгрии в Евросоюзе такие авторитетные венгерские политологи, как К. Лорант, отказавшись от политической предвзятости, вынуждены признать, что в рамках ЕС у Венгрии, как и у других стран ЦВЕ, теперь меньше свободы, чем когда они были членами СЭВ и Организации Варшавского договора. Тогда, – отмечают они, – никто не навязывал им принимать у себя в стране мигрантов, исповедовать чуждую им гендерную идеологию, проводить экономическую политику, которая противоречит здравому смыслу, например, выполнять нормативы ЕС по сокращению выбросов двуокиси углерода в атмосферу.

Венгрию тогда никто не принуждал приватизировать объекты жилищно-коммунальной инфраструктуры, что увеличило риски в энергоснабжении населения. О венгерской промышленности, как принадлежащей отечественному капиталу, теперь едва ли можно говорить. До 80% венгерского экспорта осуществляют предприятия с участием иностранного капитала, следовательно, вопросы внешней сбалансированности и потенциальной задолженности страны теперь находятся в руках зарубежных собственников этих предприятий.

Самое главное, что заботит сегодня венгерских аналитиков, – это политика ЕС, направленная на ликвидацию национальных государств, чего не было в советские времена. Тогда венгры, по крайней мере, были уверены в том, что рано или поздно советские войска уйдут, но страна останется в целости и сохранности [15].

Принятые сокращения

MH – Magyar Hírlap

MTI — Magyar Taґvirati Iroda.

NSZ – Népszava

 

Литература

1. Anemzetállamok hatékonyabban reagáltak a válságra, mint az Európai Unió. – MH. 2020. 30.04.

2. Az emberek egyre kevésbé bíznak az Európai Unióban. – MH. 2020. 03.05.

3. Az uniós átlaghoz viszonyítva kedvezőek a magyar adatok. – MH. 2020. 02.11.

4. Baranya R. Saját csapdájába sétál bele az ellenzék. – MH. 2020. 30.03.

5. Boros I. Angela Merkel politikai hattyúdala. – MH. 2020. 31.07.

6. Csillág I. Hogy hadi, az biztos. – NSZ. 2020. 28.05.

7. Dippold P. Macskajancsik, cicamancik. – MH. 2020. 11.05.

8. Február elsejéig maradnak a korlátozások. – MH. 2021. 08.01

9. György L.: Magyarország növekedési bajnok az Európai Unióban. – MH. 2020. 03.03.

10. Kósa A. Kampányüzemmódba kapcsolt a Fidesz. – NSZ. 2020. 22.09.

11. Kövér L. Expozé. – MH. 2020. 15.07.

12. KSH HETI MONITOR. – http://www.ksh.hu/heti-monitor/brutto-hazai-termek-gdp.html (дата обращения: 21.12.2020).

13. Lóránt K. A Covid éve. – MH. 2020. 29.12.

14. Lóránt K. A nagy alku. – MH. 2020. 15.07.

15. Lóránt K. Ki rombolja le Európát? – MH. 2021. 08.01.

16. Lóránt K. Ne hibázzunk, Brüsszel nem változik. – MH. 2020. 25.04.

17. Magyarország és Közép Európa erősödése. – MH. 2020. 10.12.

18. Matolcsy: A fejlesztő állam és a fejlődő piac okos együttműködésére van szükség. – MH. 2020. 13.07.

19. Matolcsy: Az európai játéknak vége. – MH. 2020. 22.05.

20. Matolcsy: Európa három válsága. – MH. 2020. 08.06.

21. Matolcsy György ismét az euró ellen ágál. – NSZ. 2020. 08.06.

22. Matolcsy: Sereghajtóból újra éllovas. – MH. 2020. 07.12.

23. Matolcsy: The European game is over. – https://novekedes.hu/english/matolcsy-the-european-game-is-over (дата обращения: 22.05.2020).

24. Menczer: Brüsszel miatt vagyunk lemaradva a vakcinák beszerzésével. – MH. 2021. 05.01.

25. Most Skandináviával vív diplomáciai háborút Szijjártó Péter a magyar felhatalmazási törvény miatt. – NSZ. 2020. 11.05.

26. Operatív Törzs: maradnak a kórházparancsnokok, és továbbra sem lehet szabadon elhagyni az országot. – NSZ. 2020. 11.06.

27. Orbán: Magyarországon sosem fogják magukra hagyni az egyenruhásokat. – MH. 2020. 27.06.

28. Orbán: Nem kapunk pénzt az Európai Uniótól, valójában a nyugatiak által innen kivitt pénz egy részét szereztük vissza. – NSZ. 2020. 31.07.

29. Orbán Viktor: A nemzeti konzultáció a legfontosabb. – MH. 2020. 19.06.

30. Orbán Viktor: Egyesíteni fogjuk az erőinket. – MH. 2020. 26.11.

31. Orbán Viktor: Európa visszavonulóban van. – MH. 2020. 08.07.

32. Orbán Viktor: Jó évet zár a V4. – MH. 2020. 03.07.

33. Orbán Viktor: Kérjenek bocsánatot a Magyarországról álhíreket terjesztők! – MH. 2020. 04.05.

34. Orbán Viktor kilátásba helyezte a vétót az EU-s vezetőkhöz írt levelében. – MH. 2020. 08.11.

35. Orbán Viktor: Kiharcoltuk! – MTI. 2020. 21.07.

36. Orbán Viktor: „Németország pénzt keres rajtunk”. – MH. 2020. 30.11.

37. Ötvenegy kórházban katonák lettek a kórházparancsnokok. – MH. 2020. 31.03.

38. Őry M. A mi normalitásunk. – MH. 2020. 23.06.

39. Őry M. „Brüsszelben megkezdődött a forró ősz” – írta a napokban Varga Judit igazságügyi miniszter. – MH. 2020. 29.08.

40. Őry M. Thatcher figyelmeztetése. – MH. 2020. 29.12.

41.Őry M. Viszlát, srácok! – MH. 2020. 20.07.

42. Szelestey L. Soros: Az EU vagy rendezi a belső gazdasági vitákat, vagy össze fog omlani. – NSZ. 2020. 02.05.

43. Szelestey L. Szabad szemmel: az Európai Bizottság három oldalról próbálja feltartóztatni a jogállam visszaszorulását. – NSZ.2020. 24.06.

44. Szelestey L. Szabad szemmel: Orbán a vírusválság ürügyén a demokrácia maradékát is megpróbálja bedarálni. – NSZ. 2020. 24.03.

45. Szelestey L. Szabad szemmel: Orbán katonásdijáról, írnak, és egy magyar- és lengyelmentes európai közösségről. – NSZ. 2020. 22.09.

46. Szelestey L. Szabad szemmel - Uniós vétó: hatalmi válság a lengyel vezetésben. – NSZ. 2020. 07.12.

47. Szijjártó: Guy Verhofstadt rosszindulatú, kártékony ember. – MH. 2020. 12.05.

48. Szijjártó Péter: Аz európai közösség ereje az erős tagállamokon alapszik. – MTI. 2018. 05.09.

49. Szijjártó Péter: Magyarország meg akarja állítani a migrációt. – MH. 2020. 19.12.

50. Szijjártó P.: Mielőbb újra kell indítani a magyar-kínai gazdasági együttműködést. – MH. 2020. 24.08.

51. Tíz év alatt másfélszeresére gyarapodott az állami vagyon. – 

комментарии - 1
Прибалт 82349 2 октября 2021 г. 18:49:53

Отличный текст о мудрй и независимой политике В. Орбана и Венгрии в отношении ЕС.
Сохранять национальное достоинство и суверенитет в рамках ЕС было бы легче,если бы страну поддержала не только Польша, но и другие восточноевропейские страны.

Мой комментарий
captcha