Официальные извинения    5   8186  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    108   17104  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    654   43674 

От Сайгона до Кабула.

В целом оценить войну в Афганистане для США можно одновременно и как успешную (ликвиди-рован террорист №1), и как бесполезную (талибы быстро занимают территории, освобождаемые войсками НАТО). В ведущих американских СМИ преобладают следующие определения войны: «затратная и непопулярная»«глубоко непопулярные ночные рейды», «как и другая непопулярная война (Ирак. — Н. А.)», «долгая и непопулярная», «тупик в Афганистане (в отноше-нии администрации Дж. Буша-мл. — Н. А.)», «тревожный опыт», «справедливая война», «война по необходимости», «война выбора»2.

Вспоминая Вьетнам

Крайне показательным представляется тот факт, что образ затратной и непопулярной войны в Афганистане сильно напоминает медиатизированный образ войны во Вьетнаме. На протяжении восемнадцати лет конфликта в Индокитае в сфере публичного обсуждения постоянно сталкивались прави-тельственная информация и журналистские разоблачительные репортажи. Переломным моментом не только в войне, но и в формах представления ее

 АВДОНИНА Наталья Сергеевна — старший преподаватель Северного (Арктического) федерального университета им. М. В. Ломоносова, кандидат политических наук.

 Ключевые слова: война в Афганистане (2001 год — настоящее время), внешняя политика США, теория фрейминга, медиатизации войны, пропагандистская модель, политика ответственности.

НАТАЛЬЯ АВДОНИНА

  

образа в массмедиа стало Тетское наступление 1968 года, когда публикации в СМИ показали полную несостоятельность аргументов военной и полити-ческой элиты в том, что касалось перспектив близкого завершения военных

действий, «света в конце туннеля». Процент материалов, положительно оце-

 

нивавших действия властей, стал стремиться к нулю при высоком темпе рос-та негативных сообщений с театра военных действий (ТВД) (см. рис. 1).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

        

 

 

 

Рисунок 1. Оценка американской прессой военных действий США

 

Как видно из графика, на начальном этапе американские СМИ в целом под-

 

держивали политику своего правительства по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму. Вплоть до апреля 1964 года доминировала позиция, со-

гласно которой Вьетнам являлся частью сферы жизненных интересов США;

провозглашалась уверенность в победе, прославлялось «мужество наших мо-

лодых американцев — военных и гражданских, ежедневно рискующих сво-

 

ими жизнями, что особенно вдохновляет людей»3. Наряду с пропагандист-скими материалами, в СМИ (поначалу, относительно нечасто) появлялись

и негативные оценки, где военные действия расценивались как «жестокая и

безжалостная война» (выдержка из солдатских писем Джерри Шанка)4.

В     следующий период, однако, произошло последовательное снижение

 

доли положительных и, соответственно, повышение доли негативных ма-териалов: сказывались все яснее проявлявшиеся неудачи и ошибки воен-но-политической программы США в Юго-Восточной Азии и нежелание

 

военного и политического руководства признать эти ошибки. На фоне эс-калации конфликта в СМИ стала все четче проводиться идея безуспешности стратегии «войны на истощение» — лозунга, сменившего первоначально доминировавший слоган «война до победы»: «Война заходит в тупик… Если

 

вести войну теми же методами, она затянется на долгие годы, прежде чем

 

возникнет что-либо, отдаленно напоминающее победу»5.

 

В   третий период медиатизации возобладала негативная оценка политики вооруженного конфликта США. Переломным моментом стало освещение в СМИ инцидента в Май Лэй (Сонгми) и вторжения в Камбоджу, которые при-вели к многочисленным жертвам среди гражданского населения Вьетнама.

Те немногие материалы, которые еще придерживались проправительствен-

 

ной позиции, делали акцент на реализации программы «вьетнамизации» и факте вывода американских войск.

6

 

ОТ  САЙГОНА  ДО  КАБУЛА

 По сравнению с третьим, в четвертый период медиатизации несколько снизилось (на 20 процентов) число негативных материалов о войне, что было обусловлено главным образом постановкой других тем в контексте завершения конфликта. В большинстве публикаций обращалось внимание

либо на пересмотр военно-политического курса США в Индокитае, либо на

 

необходимость извлечения уроков из военного вмешательства в Граждан-скую войну во Вьетнаме, либо на кинопремьеры, режиссеры которых за-крепляли образ непопулярной, дикой и негероической войны.

Даже предварительные выводы, сделанные на основе контент-анализа

СМИ, освещающих войну в Афганистане, оказываются весьма красноречивы-

ми. Прежде всего

 

 

 

 

обратим

внима-

Война, зашедшая в тупик, авто-

 

ние  на

употреб-

 

ление

одних

и

матически становится непопу-

 

тех  же

понятий

 

лярной — общественность начи-

 

в  СМИ  «вьетнам-

 

ской»

и

«афган-

нает сомневаться в правильности

 

ской» эпох на эта-

 

избранного властями военно-

 

пе  сворачивания

 

боевых действий:

политического курса. СМИ ока-

 

«непопулярный»,

 

зывают меньше поддержки вла-

 

«затратный»

и

 

«тупик».  С  одной

стям, выражая отрицательное

 

стороны, все эти

 

понятия

одно-

коллективное мнение народа.

 

значны и не тре-

 

 

буют

дополни-

 

 

 

 

      

 

тельных объяснений. Война, зашедшая в тупик, автоматически становится непопулярной — общественность начинает сомневаться в правильности из-бранного властями военно-политического курса. СМИ оказывают меньше

 

поддержки властям, выражая отрицательное коллективное мнение народа. Тема непопулярности войны во Вьетнаме прежде всего связывается с ме-

 

диаповодами бездумного использования напалма и «Agent Orange»6, не-оправданными жертвами среди мирного населения, инцидентом в Май Лэй

в 1968-м — другими словами, с проявлениями жестокости американской

 

военной политики, а также психологическими и социальными проблема-ми ветеранов (посттравматический стресс, безработица, влияние дефоли-антов на физическое здоровье и др.). Образ непопулярной и дикой войны

получил отражение и в кинематографе. Достаточно напомнить такие филь-

 

мы, как «Апокалипсис сегодня» (1979), «Взвод» (1986), «Цельнометалличе-ская оболочка» (1987), «Высота Гамбургер» (1987), «Рожденный четвертого июля» (1989), «Военные потери» (1989).

 

Афганистан: между «вьетнамским синдромом» и популизмом

 

Чтобы проследить динамику общественного мнения в период войны в Афганистане, обратимся к результатам опросов Института Гэллапа разных лет, отражающим разные этапы развития конфликта. В начале военной кам-

 

 

 

 

 

7

 

НАТАЛЬЯ АВДОНИНА

 

 

 

пании, в октябре 2001 года, о поддержке правительства заявляли 49 процен-

 

тов американцев при 43 процентах поддержавших ограниченную военную кампанию против лиц, ответственных за теракт 11 сентября. В ноябре зна-чительно выросла доля тех, кто высказался за долговременную войну с гло-бальным терроризмом, в то время как количество выступавших против со-

кратилось до 31 процента.

 

Следует подчеркнуть, что конфликт на территории далекой азиатской страны изначально воспринимался исключительно как этап в глобальной войне с терроризмом. Найти и привлечь к ответственности Усаму бен Ладена за атаку 11 сентября было первостепенной задачей Соединенных Штатов на

протяжении всей военной кампании в Афганистане. Соответственно, имен-

 

но смерть Усамы бен Ладена, а не борьба с Талибаном или наркотрафиком, являлась первейшей задачей для США и необходимым условием для вывода войск. Выступая с телеобращением к американской нации в июне 2011 года, Барак Обама фактически объявил о начале заключительного этапа войны в

Афганистане: «…мы выполнили свои обязательства. Благодаря нашим воен-

ным, гражданскому персоналу и союзникам по коалиции, мы достигли по-

 

ставленных целей. В результате, начиная со следующего месяца и до конца года, мы выведем 10 000 солдат из Афганистана… Характер нашей миссии из-

 

меняется — мы переходим от военных действий к оказанию помощи. К 2014 году процесс перехода будет завершен, и афганский народ возьмет на себя ответственность за собственную безопасность. Мы начинаем сокращать

 

численность войск, занимаем сильную позицию. В данный момент Аль-Ка-ида находится под большим давлением, чем после теракта 9/11. При сотруд-

 

ничестве Пакистана мы уничтожили более половины лидеров Аль-Каиды. Благодаря нашим профессионалам из разведки и спецназа, мы уничтожили Усаму бен Ладена, единственного известного лидера Аль-Каиды»7.

Относительно мягкому с точки зрения имиджа выходу из войны способ-

 

ствует и тенденция, прослеживающаяся в большинстве современных во-оруженных конфликтов. Дело в том, что государства больше не объявляют войну. По меткому выражению эксперта Центра стратегических и междуна-

 

родных исследований (США) Энтони Кордесмана, «один из уроков совре-менной войны состоит в том, что последняя больше не может быть названа “войной”»8. Одной из вероятных причин отказа объявлять войну может быть

нежелание признавать противника «законным» врагом и поступать так, как

предписывает международное гуманитарное право.

 

В древности объявление войны обязательно сопровождалось торжест-венной церемонией, в отсутствие которой начало военных действий рас-

сматривалось как вероломство. Например, известна фраза Святослава «Иду

 

на вы!». Древние греки не начинали войны, не бросив дротик на террито-рию противника9. Индейцы доколумбовой Мексики также никогда не напа-дали внезапно: прежде они расписывали все ужасы предстоящих сражений, предлагали врагу сдаться и давали 20 дней для принятия решения10. Древние

войны велись на полное уничтожение противника и разорение основ его

государственности.

Нежелание объявлять войну может быть связано и с другой причиной:

 

если государство находится в состоянии войны, то предполагается полная мобилизация всех сил, всех социальных и политических институтов для

достижения победы. Страна же, де-юре не объявившая войны, формально

 

 

 

 

 

8

 

ОТ  САЙГОНА  ДО  КАБУЛА

 

 

 

продожает пребывать в мире даже тогда, когда ведет активные боевые дей-

 

ствия. При этом, когда реальная война с участием войск заканчивается, в официальной риторике можно уловить такие слова, как «гордость» и «исто-рический момент», благодарности и обещания помнить о солдатском долге.

Подобная популистская технология необходима именно на завершаю-

щем этапе конфликта: не имеет никакого значения, объявляли власти войну

 

или нет, войска находились в «самом худшем из миров». Окончание войны предоставляет официальным властям возможности для политического ма-невра — акцентируя внимание на понятиях гордости и патриотизма, они могут еще раз указать на обязательства, которые государство давало кон-

кретной стране и ее народу, объединить собственную нацию вокруг фла-

 

га — как и сделал Барак Обама: «Никогда не забывайте, что вы — часть не-сгибаемого поколения героев, связывающего два столетия — от колонистов, которые свергли империю, до ваших дедов и отцов, которые встретились лицом к лицу с фашизмом и коммунизмом, до вас — мужчин и женщин, ко-

торые воевали за те же принципы в Фаллудж и Кандагаре и принесли воз-

мездие тем, кто атаковал нас 11 сентября»11.

Популистские призывы как неотъемлемая часть государственной поли-тической программы характеризуются тем, что

 

— ключевое значение придается таким понятиям, как «государствен-ность» и «национальная идентичность»;

 

— стимулом для единения служат возможные угрозы для государства;

 

— даются безапелляционные обещания сохранить мир в стране и во всем мире;

 

— в изобилии присутствуют символизм и отсылки к героическому про-шлому.

 

Война с глобальным терроризмом по определению является глобальным

 

конфликтом, но та же война в истории конкретного государства сужается до границ последнего. На начальном этапе конфликта, чтобы обеспечить

 

лояльное общественное мнение, властям необходимо убедить граждан в существовании очага угрозы в определенном регионе, а затем, апеллируя к чувству коллективной ответственности, взять на себя обязательства по уст-

 

ранению этой угрозы; таким образом, провоцируется борьба между добром

и    злом в атмосфере страха. По окончании же войны, когда на родину воз-

 

вращаются войска, фокус риторики смещается в сторону тех конкретных

 

людей, которые выполнили долг перед нацией и миром по сохранению без-опасности и восстановлению политического равновесия. Глобальная война постепенно превращается в локальную.

 

Популистская политика неразрывно связана с пропагандой как методом

 

достижения политических целей. В 1988 году Ноам Хомски и Эдвард Хер-ман представили пропагандистскую модель как структурную модель про-

 

изводства согласия12. С их точки зрения, пропаганда предполагает наличие следующих положений:

 

— размер, концентрация владения, богатство и ориентация на прибыль;

— реклама как первоочередной источник дохода СМИ;

— использование информации, предоставляемой правительством, биз-

 

несом и экспертами;

— критика как средство дисциплинирования СМИ;

 

— «антикоммунизм».

 

 

 

 

 

9

 

НАТАЛЬЯ АВДОНИНА

 

 

 

Перечисленные составляющие пропагандистской модели характеризу-

 

ют СМИ как коммерческое предприятие, зависящее от партнеров по биз-несу и рекламодателей; но с другой стороны — как субъект политической коммуникации, функционирующий в конкретных социально-политиче-ских условиях. Если пересмотреть эту модель, то станет очевидно, что кон-

цепт «антикоммунизм» исчез из политической повестки дня, уступив место

 

глобальному терроризму, диктатуре или угрозе использования химическо-го оружия. В остальном же эта модель не теряет актуальности.

 

Пропагандистская и популистская политика является благодатной поч-вой для псевдосреды (У. Липпамн) — она создается теми людьми, которым

известна реальная ситуация и необходима поддержка собственных полити-

 

ческих целей. Технология создания псевдосреды является чем-то вроде об-мана общества (пассивного наблюдателя), которое не догадывается ни об истинной ситуации, ни о целях политических лидеров. Но если мы имеем другую ситуацию — общество догадывается? Что в таком случае происходит

 

с псевдосредой? Ответить на этот вопрос нам поможет анализ кривой об-щественного мнения по вопросу вывода войск из Афганистана.

 

От «вьетнамизации» к «афганизации»

Итак, с сентября 2008-го по июнь 2011 года Pew Research Center зафикси-

ровал тенденцию увеличения доли респондентов, выступавших за сокраще-

 

ние и вывод американских войск, при неуклонном снижении тех, кто счи-тал нахождение армии США на территории ИРА необходимым условием

стабилизации военно-политической ситуации13.

80

 

 

 

 

70

 

 

 

 

60

 

 

 

 

50

 

 

 

 

40

 

 

 

 

30

февраль

июль

ноябрь

апрель

 

2008

2010

2010

2012

 

Вывести войска

Оставить войска

 

 

 

до нормализации

 

 

 

ситуации

Рисунок 2. Результаты опросов американцев о продолжении военных действий

в Ираке или выводе войск (2008—2012)

 

Источник: график составлен автором по данным доклада Pew Research Center «Record Number Favors Removing U.S. Troops from Afghanistan» (см. http://people-press.org/files/legacy-pdf/6-21-11%20 Afghanistan%20Release.pdf).

 

В марте 2012 года Институт Гэллапа провел исследование динамики об-щественного мнения в период войны в Афганистане. Обнаружилось, что

 

50 процентов американцев выступают за ускорение вывода войск с терри-тории ИРА, при этом 24 процента предпочитают придерживаться текущего

 

временного плана по выводу войск к концу 2014 года, и 21 процент пола-гает, что Соединенным Штатам следует остаться в Афганистане настолько

долго, насколько этого потребует задача выполнения намеченных целей.

 

 

 

 

 

10

 

ОТ  САЙГОНА  ДО  КАБУЛА

 

 

 

Благодаря опросам Института Гэллапа мы имеем возможность опреде-

 

лить «точку надлома» в динамике общественного мнения. Социологи зада-вали вопрос: «Является ли отправка американских вооруженных сил в Аф-ганистан (а следовательно, и сама военная кампания, начавшаяся в октябре 2001 года. — Н. А.) ошибкой?» В вопросе использован очевидный фрейм —

слово «ошибка». Непопулярная война, затянувшаяся и с большим количе-

 

ством военных потерь, воспринимается именно как ошибка, что косвенно отсылает к образу войны во Вьетнаме в американских СМИ 1960—1970-х. Если в 2002 году лишь 9 процентов респондентов отвечали, что война в Афганистане является ошибкой, то к 2005-му этот показатель вырос до 25,

а к 2011-му — до 39 процентов. Число ответивших отрицательно сократи-

лось с 89 процентов в 2002-м до 58-ми — в 2011 году.

 

В официальной риторике Белого дома отчетливо звучат слова о терро-ристических сетях, которыми опутана Северная Африка, что дает в буду-щем возможность для политического маневра — объявить продолжение

войны с глобальным терроризмом на территории Йемена, Сомали или Си-

рии. О заинтересованности США азиатскими странами заявил в 2007 году

 

тогдашний министр обороны Роберт Гейтс в Сингапуре на конференции, посвященной безопасности в современном мире14.

 

Не исключено, что при массированной пропаганде и использовании фреймов Белый дом получит необходимую поддержку для начала новой во-енной операции. Пока же внимание экспертов сосредоточено на событиях

 

вокруг Сирии и Ирана, глубокий анализ которых заслуживает отдельной ста-тьи. Заметим только, что в американских массмедиа регулярно сообщается

 

о химическом оружии, которое может быть использовано против сирий-ского народа, или ядерной угрозе, исходящей от Ирана. Нагнетание страха и тревоги является одним из широко используемых фреймов в предвоен-

 

ный период — с целью оправдать в будущем начало боевых действий. Так, в соответствующий период конфликта во Вьетнаме политики обращались

 

к «теории домино». Аудитории внушался страх перед тем, что Лаос, Камбод-жа, Бирма, Таиланд, а также Индия будто бы способны сформировать силь-нейший коммунистический блок. Достаточно вспомнить эпизод в фильме

 

«Рожденный четвертого июля», экранизации одноименной книги Рона Ко-вика, где главный герой говорит об окруженных коммунистами США.

Планы США относительно будущего Афганистана вплотную соприкасают-

 

ся с их планами по всему Азиатскому региону. Прежде всего остановимся на проблеме, которая в западной терминологии именуется как «АфПак». Это со-четание указывает на возможные угрозы, которые могут исходить из сотруд-

ничества террористических группировок, расположенных на территории

 

Афганистана и Пакистана, а также на все существующие в этих странах уг-розы западному миру. Если ключевой целью США на начальном этапе войны с глобальным терроризмом было обезвредить и победить Аль-Каиду, которая была выполнена — убит террорист №1, то сопутствующей задачей являлось

не допустить возвращения этой угрозы в Афганистан. Для выполнения этого

 

плана американские власти решили оставить в ИРА военный контингент для обучения и тренировки афганской армии15. «Тренировка и обучение» — это

 

еще один фрейм, также отсылающий читателя к войне во Вьетнаме, а имен-но — к предвоенному и завершающему периодам, когда южновьетнамскую

армию сопровождали и натаскивали американские военные советники.

 

 

 

 

 

11

 

НАТАЛЬЯ АВДОНИНА

 

 

 

В соответствии с соглашением между НАТО и руководством Афганиста-

 

на к концу декабря 2014 года миссия коалиции в этой стране завершится, и афганская армия возьмет на себя полную ответственность за безопасность собственной страны16, хотя на территории Афганистана и остается 15 ты-сяч военнослужащих17. Политика передачи ответственности в период вой-

ны во Вьетнаме именовалась «вьетнамизацией», заменившей после Тетско-

 

го наступления стратегию «найти и уничтожить»18; новый курс предполагал переложить ответственность за продолжение и исход конфликта на руко-водство Сайгона, армию которого натаскивали американские инструкторы.

Та же суть заключается в стратегии афганизации  — передача ответствен-

 

ности за дальнейшие боевые действия и их результат афганской националь-ной армии.

 

Фрейм «афганизация» позволил американским СМИ провести параллель

с  похожей политикой советского руководства в период войны 1979—1989 го-

 

дов. В массмедиа США проводится четкая грань между войной в Афганистане

с   участием СССР и нынешним конфликтом. «Советское вторжение и оккупа-

 

ция» характеризуются как «незаконная агрессия», в то время как американ-ское вторжение в Афганистан было оценено международным сообществом,

 

в том числе и Россией, как «справедливая война»19. В таком контексте воен-ная кампания в Афганистане выглядит оправданной, подтверждением чему служит понятие «война по необходимости» — вынужденный ответный удар по террористам как символ справедливости и воздаяния.

 

«Политика ответственности»

 

Как мы видим, используемые в СМИ темы-фреймы образуют единый кон-

 

текстуальный сюжет, навязываемый аудитории. Суть его состоит в том, что США выполнили данные в 2001 году обещания, хотя терроризм по-прежне-му остается глобальной угрозой; очаги террористов разбросаны преиму-

 

щественно по Азиатскому региону, следовательно, Белый дом и дальше бу-дет вынужден придерживаться политики ответственности.

 

Эта политика заключается в том, что США придают особое значение под-держанию баланса сил в регионе и продвижению «общечеловеческих и де-мократических» ценностей. В инаугурационной речи Барак Обама указал

 

на эти ценности — жизнь, свобода и счастье, решительно заявив: «Мы будем поддерживать демократию от Азии до Африки, от обеих Америк до Сред-него Востока, потому что наши интересы и наше сознание заставляют нас

действовать от имени тех, кто стремится к свободе. Мы должны быть источ-

 

ником надежды для всех обделенных, уставших, изолированных и жертв предубеждения»20.

 

Политика ответственности, которой США придерживались на протяже-нии второй половины XX века и продолжают следовать до сих пор, может

быть интерпретирована в свете объявления войны не только глобальному

 

терроризму, но и любым недемократическим по меркам Запада режимам. Судя по официальной риторике Белого дома, эти государства вызывают у

 

США стабильный интерес: «Мы защищаем собственную свободу и благо-состояние, распространяя их на остальной мир. Мы преследуем не импер-

 

ские задачи, а задачи самоопределения. Вот почему мы пристально следим за борьбой за демократические ценности в арабском мире. Мы будем под-

 

 

 

 

 

12

 

ОТ  САЙГОНА  ДО  КАБУЛА

 

 

 

держивать эти революции, оставшись верными нашим идеалам, приводить

 

свою страну в качестве примера и с непоколебимой верой в то, что все чело-вечество заслуживает свободной и достойной жизни»21.

 

Целями США в Афганистане в настоящее время и после 2014 года, при-мерно в течение десяти лет, являются три позиции, озвученные генералом

Джо Данфордом (с 2013 года — главнокомандующий сил НАТО):

 

— тренировать, советовать и сопровождать афганские силы националь-ной безопасности;

 

— обеспечивать поддержку гражданским агентствам;

 

— проводить контртеррористические операции22.

 

Главная цель США — не дать Афганистану стать прибежищем для терро-ристов. Параллельно в американских СМИ поднимается тема сценария раз-вития событий в ИРА. Опасения по поводу судьбы Афганистана входят в круг вопросов «АфПак» — близость границ с Пакистаном и террористы, дисло-

цирующиеся на его территории. Массмедиа внушают своей аудитории, что

зло не побеждено: «…после десятилетней войны, которую ведут США, пов-

 

станцы, связанные с Талибаном и Аль-Каидой, по-прежнему представляют угрозу»23.

 

Примечания

 

1 См. Traub J. Exit, Minus Strategy // Foreign Policy. 11.01.2013.

 

2 Более подробно см.: AP. Afghan attacks on US troops under-reported. — http://worldnews.nbcnews. com/_news/2012/05/01/11485077-afghan-attacks-on-us-troops-under-reported?lite; Friedersdorf C. Is Afghanistan Going to Hurt President Obama in 2012? // The Atlantic. 27.03.2012 (http://www.theatlan-tic.com/politics/archive/2012/03/is-afghanistan-going-to-hurt-president-obama-in-2012/255074/); Op-pel R. A. Scrutiny of Romney’s Stance on War Now More Likely // The New York Times. 18.04.2012. P. A1; Clemons S. Obama Lays Out the U. S. Endgame in Afghanistan // The Atlantic. 01.05.2012 (http://www. theatlantic.com/politics/archive/2012/05/obama-lays-out-the-us-endgame-in-afghanistan/256622/); Lan-dler M. Obama Signs Pact in Kabul, Turning Page in Afghan War // The New York Times. 02.05.2012. P. A1; Burns R. Afghanistan War: Administration Nears Decision On Post-2014 Troop Levels, Panetta Says // Huffington Post. 11.11.2012 (http://www.huffingtonpost.com/2012/11/12/afghanistan-war-post-2014-_n_2119488.html); Bumiller E. Afghan Army Still Needs Support, Pentagon Says // The New York Times. 10.12.2012. P. A1; Shanker T. With U.S. Set to Leave Afghanistan, Echoes of 1989 // The New York Times. 02.01.2013. P. A3; Landler M., Gordon M.R., Rosenberg M. Karzai and Obama to Meet to Discuss Forces in Afghanistan // The New York Times. 11.01.2013. P. A12.

3 Lodge H. C. How the World’s hottest spot looks to me // Life. 17.04.1964. P. 38Е.

4 «We fight and die, but no one cares» // Life. 08.05.1964. P. 34C.

5 Warner D. Will Vietnam War drag on for years? // The Milwaukee Sentinel. 24.10.1967. P. 12.

 

6 «Agent Orange» — название смеси дефолиантов и гербицидов, применявшихся как химическое оружие американской армией во время войны во Вьетнаме с целью очищения местности от расти-тельности.

7 См. www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/06/22/remarks-president-way-forward-afghanistan

 

8 Цит. по: Hammond G. T. Myths of the Air War over Serbia // Aerospace Power Journal. 2000. Winter. P. 79.

 

9 См. Снесарев А. Философия войны. М.: Фин. контроль, 2003.

10 См. там же.

 

11 Obama’s Speech to Troops at Fort Bragg // The New York Times. 11.12.2011.

 

12 См. Herman E. S., Chomsky N. Manufacturing Consent: The Political Economy of the Mass Media. N.Y.: Pantheon, 1988.

 

 

 

 

 

13

 

НАТАЛЬЯ АВДОНИНА

 

 

 

13 См. http://people-press.org/files/legacy-pdf/6-21-11%20Afghanistan%20Release.pdf.

 

14 См. Burns R. Afghanistan War: Administration Nears Decision On Post-2014 Troop Levels, Panetta

 

Says.

 

15 Подробнее см.: Ambinder M. Withdrawal From Afghanistan Will Likely Be Slow // The Atlantic. 15.06.2011; Landler M. Obama Signs Pact in Kabul, Turning Page in Afghan War; Newton-Small J. On Unannounced Visit, Obama Outlines “New Chapter” for U.S. Role in Afghanistan // Time. 01.05.2012; Nord-land R. U.S. Troop Surge in Afghanistan Ends // The New York Times. 21.09.2012; Burns R. Afghanistan War: Administration Nears Decision On Post-2014 Troop Levels, Panetta Says.; Rogin J. Next Afghanistan commander supports troops there past 2014 // Foreign Policy. 15.11.2012; Shanker T. With U.S. Set to Leave Afghanistan, Echoes of 1989; Bullimer E., Schmitt E. Afghan War Commander Gives Options for After ’14 // The New York Times. 02.01.2013. P. A4; Landler M., Gordon M. R., Rosenberg M. Karzai and Obama to Meet to Discuss Forces in Afghanistan.; AP. Obama, Karzai Agree to Speed Military Shift in Afghani-stan // Newser. 11.01.2013.

 

16 См. Bullimer E., Schmitt E. Afghan War Commander Gives Options for After ’14. P. A4.

 

17  См. Stavridis J. The 15,000 Troop Option // Foreign Policy. 13.08.2013 (www.foreignpolicy.com/ articles/2013/08/13/the_15000_troop_option_afghanistan).

 

18 Подробнее см.: Withdrawal plans are in constant revision // The New York Times. 04.06.1969; Keat-ley R. Nixon aides stress U. S. troop withdrawal from Vietnam in ’70 is hope, not promise // The Wall Street Journal. 23.06.1969; Beecher W. Nixon plan surprises many at Pentagon // The New York Times. 22.04.1970; Vietnam withdrawal? // The New York Times. 30.08.1972.

 

19 Shanker T. With U.S. Set to Leave Afghanistan, Echoes of 1989. P. A3.

 

20 См. www.whitehouse.gov/the-press-office/2013/01/21/inaugural-address-president-barack-obama

21 См. www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/06/22/remarks-president-way-forward-afghanistan

 

22 Rogin J. Next Afghanistan commander supports troops there past 2014.

 

 

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha